Перейти к содержимому

Об истории «бескомпромиссного» мессенджера Телеграм

Одним из самых громких имен в индустрии мессенджеров стал Telegram — защищенный сервис российского происхождения. Его известность была предопределена: сначала основатель проекта бежал из России, где на него оказывалось давление, по его утверждениям. Затем Telegram стал неожиданно популярен в Иране, где мгновенно оказался в фокусе внимания спецслужб. Также внезапно, за два дня, его установили 1.5 млн пользователей в Индии — успех был связан с сообщением об индийском происхождении сервиса, распространенным среди индийцев, в соцсетях и конкурирующих мессенджерах.

В феврале 2014 года из-за полуторачасового падения WhatsApp сервис Дурова получил 1.8 миллиона регистраций в течение одного дня. В начале октября 2014 года мессенджер стал популярным в Южной Корее из-за сообщений прокуратуры о начале мониторинга соцсетей на предмет распространения недостоверных слухов. Затем дважды, в декабре 2015 года и весной 2016, сервис получил последовательно 4 и 7 млн установок в Бразилии — оба раза новые пользователи приходили из WhatsApp, который временно блокировали власти страны.

Вся деятельность команды проекта сопровождается регулярными скандалами и громкими заявлениями в прессе, причем акции зачастую выглядят хорошо продуманными. Приверженцы теорий заговоров находят в деятельности мессенджера немало пищи для размышлений, однако, за всей этой «звездной пылью» видно следующее:

  1. Telegram удобен, продуман и хорош как инструмент для обмена информацией;
  2. сервис не раскрывает финансовых показателей, за исключением pre-ICO;
  3. мессенджер декларирует защищенность, но не доказывает её.

Пожалуй, последний пункт и обесценивает многолетние усилия команды, направленные на создание репутации «первого бескомпромиссного криптомессенджера» (формулировка Павла Дурова). Лучше всех это противоречие сформулировал основатель Signal, Мокси Марлинспайк:

Дуров хочет подменить приватность доверием [к конкретному человеку].

Он описал логику основателя Telegram фразой «миллиардерам можно доверять, потому что их нельзя купить». Разработчик также отметил, что вся суть оконечного шифрования заключается в том, что если протокол работает, как в случае с Signal — пользователям не нужно больше доверять кому-либо.

В данном случае, не принципиально, что ответил Павел Дуров. Мы видим, что проект не подвергался аудиту. Вместо него проводятся поиски уязвимостей, в форме конкурсов с большими призовыми фондами — они привлекают всеобщее внимание, обеспечивают проекту хорошую прессу и снова приводят к рекламной шумихе. Но, результатам таких акций не доверяют эксперты. Они не публичны и не проверяемы.

Весьма красноречивым фактом является и демонстративный отказ Telegram от исполнения законодательства Российской Федерации: ранее, за такой отказ в стране были заблокированы BlackBerry Messenger (BBM), LINE, Imo.im и малоизвестный Vchat. Первым, в апреле 2017 года, Роскомнадзор заблокировал приложение для обмена голосовыми сообщениями Zello. Все перечисленные компании не предоставили в назначенный срок сведения для включения в государственный реестр. Однако, в случае с Telegram блокировка не состоялась — её возможность публично обсуждается больше года, при этом владелец сервиса не устает повторять, что не сотрудничал и не собирается сотрудничать со спецслужбами России и других стран.

Позиция топ-менеджеров проекта выглядит далеко не так безупречно, как можно было бы подумать по заголовкам в прессе: в мессенджере регулярно блокируются каналы и группы на основании обращений представителей различных государств, при этом содержание обращений не раскрывается, также как и механизм принятия цензурных решений. Подобные факты, невыгодные бренду, обычно перекрываются позитивными инфоповодами, для переключения внимания целевой аудитории — и такая стратегия, в целом, показывает свою эффективность.

Аудитория мессенджера неуклонно растет, хотя «под капотом» вся та же открытая переписка в базах данных смартфонов, как у всех лидеров индустрии. Никакой особенной защищенности в Telegram нет, но её успешно заменяют декларации о самом надежном протоколе и высочайшем уровне шифрования. Успех подтвержден недавними денежными сборами, когда в ходе первого пре-сейла проект привлек порядка $850 млн от целого ряда крупных инвесторов, в том числе от Sequoia Capital и Benchmark. В следующем раунде, о котором уже якобы объявлено в закрытой почтовой рассылке, сумма привлеченных средств будет соизмерима с первой пре-продажей.

Хорошей иллюстрацией результативного PR служит тот факт, что сведения о планируемом ICO, документация проекта и анонсы пре-сейла не получили ни единого публичного подтверждения от официальных представителей Telegram. О том, что Pre-ICO состоялось, пользователи узнали в феврале 2018 года, когда Павел Дуров уведомил Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC) о привлеченных средствах.

Вместе с тем, есть и те, кто отказался инвестировать в мессенджер. Среди них — Pantera Capital, компания, которая начала инвестировать в криптовалюты одной из первых. Её аналитик Charles Noyes оценил запланированное ICO весьма критично:

Когда они делают это так — закрыто, секретно, без экспертной оценки — появляется возможность ошибки в самом основании. Пусть даже незначительной, но такой, которая разрушит всю сеть.

Во времена существования бумажных телеграмм, отправляемые сообщения печатали на бумажных полосках и доставляли их адресату в открытом виде. Подразумевалось, что в процессе доставки никто из персонала не станет читать содержимое послания. На деле было иначе. Поэтому, постепенно в телеграммах остались только поздравления и сообщения о смерти. Затем они и вовсе исчезли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *