Перейти к содержимому

О том мире, куда не надо попадать

Закончился очередной познавательный этап моей жизни. Два месяца назад, в операционной хирургического отделения краевой больницы №4 мне, безмятежно спящему, заново сломали руку и поставили спицы. Четыре красивых штыря, из нержавеющей стали, на сгибах которой отражались лучики осеннего южного солнца, привлекая скучающий медперсонал. Вчера их вытащили. Теперь я опустошён и нуждаюсь в лайках, репостах и теплоте.

Далее текст, который никому из вас, читающих его, не пригодится. Будем в это верить. Но, вдруг...

В первые сутки после ДТП не подписывайте никаких документов, пока точно не будете уверены, что хорошо соображаете. Лучше вообще дождаться близких людей, чтобы они прочли документы вместе с вами. Сотрудники ГИБДД обязательно будут вам сочувствовать, предлагать помощь и вообще мастерски прикинутся спасителями. В моём случае они сразу объявили дорожников виноватыми — напомню, я ночью врезался в кучу гравия на скоростном участке дороги — и уверили, что все доказательства говорят о моей правоте.

На деле, в пять утра, в тёмной палате, при свете фонарика, обколотый обезболивающим, я подписал протокол о том, что управлял машиной без полиса ОСАГО. Штраф 800 рублей. В другом протоколе было написано, что я не выбрал безопасную скорость движения. Оба утверждения — ложь.

Скорость они никак не устанавливали, экспертиз не назначали. Что касается ОСАГО: инспектор ДПС Кабанов даже не стал проверять мой полис на сайте автостраховщиков — на это требовалась 1 минута. Его начальник, подполковник Пичиненко, в ответ на мой запрос, через месяц написал: «полис ОСАГО предоставлен не был».

Вывод: по ночам в больницах Геленджика бродят инспекторы ГИБДД, которые спрашивают у лежачих больных полисы ОСАГО. Если автовладелец попадает в больницу, он обязан взять с собой этот важный документ.

В результате, я заплатил государству, в лице этих двух доблестных офицеров, 800 рублей. Надеюсь, мои деньги им как-то помогут.

Далее: если вы решили судиться с дорожниками, чтобы получить возмещение ущерба — не делайте этого. Даже не буду объяснять, почему. Просто, не надо. Поберегите деньги и нервы.

Теперь о главном: если хирург в приемном покое собирает ваши раздробленные кости и говорит что-то вроде «это, возможно, потребует операции но не сейчас» — настаивайте на том, что сейчас. Оказалось, в Геленджике просто не было хирурга по этой специализации. В Краснодар меня не повезли, не известно почему. Через два месяца стало заметно, что рука не работает. Оказалось, всё даже серьёзнее, чем выглядело.

Так я оказался калекой ещё на два месяца: примерно десяток рентгенов, больницы, операционные, поликлиники, потерянное время и нервы, немалые деньги. Пришлось отказаться от новой интересной работы. Самое неприятное — за это время почти полностью атрофировалась рука.

Подведу итог

Четыре месяца, прошедшие с момента аварии, чётко проявили то, что я косвенно знал раньше, но замечал редко. А именно: в том мире, где беспомощные люди полностью зависят от государства, царят несправедливость и некомпетентность.

В этом смысле, мне очень повезло. Я видел тех, к кому никто не приходит, полностью парализованных и брошенных пациентов, видел таких, к кому не хотел подходить даже медперсонал. На этом фоне мои больничные истории сейчас выглядят экскурсией туда, куда не надо попадать.

Ещё раз, спасибо вам — друзья, близкие и далёкие! И пусть не случится с вами ничего подобного.

С днем рождения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.