Перейти к содержимому

Хочется иногда заснуть и проснуться где-то, где никто тебя не знает и не ждёт. В неведомом мире и чтобы даже пели на языке, которого ты никак не мог выучить в той, первой жизни. Такая дурацкая музычка — тыц, тыц, тыц — и никому до тебя нет дела.
...читать далее "В прошлой жизни всё было иначе"

5

История с продолжением...
...читать далее "Национальный дворец искусств «УКРАИНА» — живой звук"

Недавно у меня состоялся любопытный диалог с человеком, который также как я, увлекается космологией. Ну, и теоретической астронавтикой.

Я рассказал ему, что отправил заявку на отбор в экипаж первой марсианской экспедиции. Он спросил:

— Ты же понимаешь, что это будет полёт в одну сторону?

Я ответил:

— Да, разумеется.

Он немного озадаченно помолчал и сказал, полувопросительно полуутвердительно:

— Ну и зачем...

...читать далее "Полёт в одну сторону"

Здесь, если долго ехать в темноте, звезды постепенно превратятся в буквы древнего алфавита... и когда ты увидишь букву «алеф» — это знак, что ты не вернешься.

Автор стихов неизвестен. В кадре — Армения, Афганистан, Карелия, Туркменистан, Якутия. Участники проекта: Евгений Ермолаев, Иннокентий Маскилейсон, Виталий Немцев, Игорь Ратушняк, Андрей Старовойтов, Юрий Шабалкин. Гитара — Евгений Климов.

Отдельная признательность — Наталье Данильченко.

Стихи, ставшие сегодня песней, я прочел в латвийском журнале «Родник» — полулегальном издании, выходившем в Риге в конце восьмидесятых и начале девяностых годов прошлого столетия. Прибалтика, в то время, уже рвалась из тесных границ СССР — в первую очередь, границ творческих. «Родник» не был, в полном смысле, самиздатом: отличная печать, качественная верстка, хорошая бумага... вполне нормальный, в общем, «толстый» журнал. Однако, подписки на него не существовало. Журнал можно было получить только обратившись в редакцию, по рекомендации человека, чьи слова для редакции имели значение.

В то время я уже читал настоящий самиздат на регулярной основе, из Новосибирска, Москвы и Риги. Меня рекомендовали и я стал получателем издания, заметно повлиявшего на мои дальнейшие творческие изыскания. Всё, напечатанное там, открывалось впервые для меня: от весёлой анархической поэмы Сергея Николаева «Фашистский туалет» и стихов питерского рок-подполья, до эпатажного «Я приду плюнуть на ваши могилы» Вернона Сэлливана и совершенно нереального Иосифа Бродского.

...читать далее "Пульс — стихи неизвестного автора"

Хронологически сначала был «Андрей Рублёв». Фильм я увидел в Улан-Удэ, на закрытом полулегальном показе для «руководителей парткомов и членов профсоюза». Так бережно тогда прятали за казенными формулировками творческую элиту, в советской провинции. Большинство зрителей на закрытом показе составляли вполне взрослые закаленные люди. Среди них выделялись неуравновешенные подростки, участники первого в Сибири любительского «молодёжного театра». Одним из них был я.

В общем, нас не выгнали.

...читать далее "Я люблю время колокольчиков"