Перейти к содержимому

Гора Палатка, Якутия, август 2009 года

По криогенному нагорью — пешком и по воде

с 31.07.2009 по 19.08.2009

Содержание

01. Идея путешествия

02. Якутск, Хандыга, Оганья

03. Оганья, Кюбюме

04. Халтамалах, Декан

05. Ясандя, Керехтах

06. Сакчан, Угамыт

07. Колтако, Сунтар

08. Стапель на Сунтаре

09. Нейдагычан, Мугал

10. На подходах к Палатке

11. Гора Палатка

12. Ледник Палатка, ручей Мыгдусик

13. Комнано, Бургали

14. Сунтар-Хаята, Евроньжи

15. Сунтар, начало сплава

16. Наледь и порог

17. Сунтарский мост

18. Якутск

19. Выводы

20. Схемы

По криогенному нагорью — пешком и по воде

Идея путешествия

Идея сходить в поход в Якутию родилась случайно. Как-то, зайдя на сайт skitalets.ru, я обнаружил недавно выложенный отчет Харченко о его походе начала 90-х годов по хребту Сунтар-Хаята. Фамилия известная, а про хребет я ничего не знал. Название звучало как-то по-заграничному. В офисе у нас на стене висит административная карта бывшего СССР, и я пошел водить пальцем по карте. Хребет нашелся посреди Якутии, и маршрут нарисовался сам собой сразу: от поселка Нежданинского, куда можно заехать из Якутска - дорога обозначена, до Колымского тракта, или, наоборот, через горы. Что за горы, что за дорога и поселок, сколько там километров и что за ландшафт? Как туда добираться? Главный вопрос, конечно, был а надо ли туда идти вообще.

Подробностей я еще никаких не знал, и стал искать в поисковиках по ключевым словам что-нибудь интересное. Очень быстро обнаружил, что есть такая книжка-путеводитель Р.В. Седов "Хребет Сунтар-Хаята", в которой, вероятно, есть ответы на все мои вопросы. Правда книжка была издана еще в 2001 году тиражом в 500 экземпляров, но google тут же подсказал, что она прямо сейчас продается в магазине "Простор". Это было так неожиданно, что по дороге с работы, из любопытства, я заехал в магазин и купил ее.

Чем больше я книжку читал, тем сильнее мне в Якутию хотелось. Стало понятно, что про этот огромный материк я ровным счетом ничего не знаю. Поразило, что на Сунтар-Хаята огромное количество ледников. Поспрашивал знакомых - никто ничего не знает. Мне туда захотелось уже только поэтому.

Сборы были долгими. После двухгодичной вялой подготовки и метаний в последний месяц перед походом маршрут был изменен полностью. Меня, как всегда, лимитировала продолжительность отпуска. Все первоначальные наполеоновские планы рассыпались как карточный домик из-за 19 календарных дней, которые мне удалось выбить у начальства. В результате всех ограничений и упрощений замысел стал такой: от Магаданского тракта (дорога Якутск-Магадан, он же Колымский тракт) подняться по реке Оганье, перейти водораздел и выйти к реке Сунтар. Оставить там часть вещей и сходить в горное кольцо, посмотреть на хребет Сунтар-Хаята. Конкретные вершины и перевалы не были самоцелью. После этого вернуться к закладке и сплавиться на катамаране по Сунтару назад, до тракта. Я уже давно не ходил в водные походы, а тут предоставлялась возможность снова немного посидеть на катамаране. Водная часть добавляла пешему походу "изюминку" и ускоряла выброску. Слово "ускоряло" вообще было ключевым при рассмотрении вариантов. Расстояния в Якутии везде большие. Дневок, как понятно, не предполагалось.

Материал для похода я собирал из разных источников: уже упомянутая книжка Седова, написанная по материалам походов прошлых лет, интернет, библиотека городского турклуба и личное общение с очевидцами. Туристское освоение района было чрезвычайно активным в 70-80-х годах, в доинтернетовскую эпоху. Потом был провал, и вторая, пока очень хилая волна туристов вновь пошла туда уже после похода 2003 года группы из Хабаровского края. Вдохновителем группы был Игорь Ольховский. Про поход им был снят фильм "Желтые маки Сунтар-Хаята", фестивальный вариант которого я достал. Отчет по этому походу тоже в 2007 году появился. В интернете до сих пор это чуть ли не единственный отчет о спортивном походе по этому району. После появления визуальных материалов этой группы новое поколение туристов узнало, что в этот район тоже можно ходить в походы. И народ потихонечку потянулся. Упоминание о походах "новой волны" можно нагуглить. Материалы 70-х годов я нашел в городском клубе, а через интернет вел переписку с разными людьми, бывавшими в тех краях. Интересно, что кто-то пугал непроходимостью гор, а кто-то писал, что 100 километров проходится за 3 дня. Кто-то из местных туристов (а такие, как выяснилось, существуют, в Хандыге есть даже турклуб) кормил пустыми обещаниями и морочил голову. Я мучительно долго искал фотографию цирка горы Палатка, одной из ключевых вершин северного массива, но так и не нашел фото, которую можно было бы привязать к местности и карте.

В итоге, кое-какие интересные факты о предполагаемом районе путешествия я собрал, но сложить мозаику было сложно до тех пор, пока я, наконец, опять же случайно, не узнал, что знакомая моих знакомых Лера Глухова в компании с Мариной Галкиной, вдвоем прошли в прошлом году пеше-водный маршрут по Сунтар-Хаята и сплавились потом до Охотского моря. Встреча с Лерой была чрезвычайно полезной для нашего похода. Я посмотрел множество фотографий и снятый ими фильм, и понял, наконец, каков реально характер препятствий. Лера с Мариной взошли на высшую точку хребта, вершину Мус-Хая, поэтому, что представляют собой окрестные перевалы стало тоже понятно. Такой уровень горной части мне был по-силам, пешком я тоже ходил много и по-разному, а сплав по низкокатегорийной реке (описания в сплавном смысле реки Сунтар не существовало, но было ясно, что это что-то несложное) не являлся проблемой для меня.

Нормальные карты нашлись на poehali.org, правда, только двухкилометровки. Другими никто не поделился. Через интернет я нашел координаты Семена Баишева — человека, который пытается строить бизнес на организации походов в этот район. Я даже расстроился, сначала. Получалось, что я тут планирую, проектирую маршрут и изучаю по крупицам что-то, а нужно было просто связаться с Семеном, и он и привезет и заведет, а если заплатить дополнительно, то на лошадях еще и рюкзаки привезет. Более того, Семен сплавляет группы на своих катамаранах по Сунтару. Налет романтики дальних странствий по неведанному краю разрушался. Теперь, наверное, не осталось на Земле мест, не охваченных "туристическим сервисом". Но в переписке выяснилось, что не везде бывал и Семен, а группы, которые он водит, или полные чайники или иностранцы (что часто одно и тоже). В любом случае, мы собираемся в самостоятельный поход, а Семен поможет нам с транспортом.

Поход выходил недешевым. Билет на самолет до Якутска и обратно в этом году стоил порядка 34 тысяч рублей. Заброска до точки старта и обратно, с условием, что нас встретят в нужном месте и вовремя на обратном пути еще 12 тысяч рублей с человека.

Кстати о дороге. Я прочитал несколько отчетов автостопщиков, авто и вело путешественников, переписку на водительских форумах, задал множество вопросов своим корреспондентам. У меня сложилось мнение, что дорога от Якутска до реки Кубюме занимает по времени гораздо больше суток и состояние самой дороги — ужасное. Я много раз ездил на заброску, и что такое 700 километров по грунтовке представлял очень живо. А тут еще телеящик показал весенние страшилки про увязшие по брюхо на трассе федерального значения Камазы. Якутия, все-таки. Дорога должна была стать самостоятельной, но одной из интересных и непредсказуемой частью путешествия. Из-за этого обстоятельства активная часть похода дополнительно сокращалась.

Участниками похода стали Леша Самбуров, с которым мы вместе ходили в поход на Терскей-Алатау, его товарищи Алексей Белобородов и Артем Якубов, с которыми я до этого не был знаком, и Савин Сергей, которого я буду называть Савой, поскольку так зову его уже более 30 лет. К подготовке к походу ребята подошли с энтузиазмом и все сомнения в реальности плана, которые у меня возникали, испарялись сразу, когда мы их вместе обсуждали. В какой-то момент я понял, что не пойти в поход уже не могу. Ребята мне верили и хотели пройти маршрут.

Катамаран нам любезно одолжил Виктор Гущин, за что ему отдельное спасибо. С Виктором мы ходили вместе на Камчатку в 2006 году. Без судна весом менее 10 кг на пятерых пройти маршрут было бы гораздо сложнее. Вообще, идея максимально снизить стартовый вес реализована нами очень успешно. Средний стартовый вес рюкзака был меньше 30 килограмов при дневной раскладке менее 500 грамм. При этом, кроме катамарана у нас было еще горное снаряжение, которое мы в походе не использовали. От него, как выяснилось, частично можно было бы отказаться.

Моя жена Катя в поход не пошла. Мне кажется, это ее личный выбор, а отговорки про обстоятельства это ненужное оправдание и самоуспокоение.

31 июля — 1 августа
Дорога

Мы прилетели в Якутск без опоздания. С утра прохладно и ветрено. Асфальт мокрый после дождя. Сава, как всегда, проявил экономическую смекалку и прибыл рейсом на два часа раньше, выгадав при этом тысячу рублей. Недоумение и досаду вызвало то обстоятельство, что мой телефон с картой Beeline оказался бессмысленной безделушкой. Везде в Якутии эта сеть не существует, а добрые честные конкуренты Мегафон и МТС роуминга не предоставляют. Встретил нас Семен - невысокого роста, одетый в джинсовку, спокойный и вдумчивый. Он владеет несколькими языками. Видно, что у него есть опыт общения с туристами, слова он говорил правильные в нужной нам терминологии. Пока получали багаж, расспрашивали Семена про погоду, про походы других групп и т.д. Семен познакомил нас с депутатом Ил-Тумэн - якутского парламента, который случайно оказался в аэропорту.

Широкая искренняя улыбка Артема и двухлитровый пакет апельсинового сока как магнит сконцентрировали на себе внимание законодателя. Депутат, обращаясь к Артему, напутствовал нас кратко: «кормите огонь и не злите Байаная». Надо заметить, что Артем весь поход следовал этому напутствию, никого не злил.

Водитель нашей машины Артур энергично привязывал наши рюкзаки на крыше УАЗа.

Было видно, что дело свое он знает и машину свою лелеет. "Буханка" у него была ухоженная и новая, 2009 года выпуска. Модернизация затронула многие ее части: передние сидения были заменены на сидения от китайского джипа, кузов усилен стальными уголками, рама усилена и т.д. В дороге он специальной кисточкой смахивал пыль с подфарников и протирал тряпкой пол внутри салона. Всякий раз когда шла встречная машина он захлопывал люк с противомоскитной сеткой, чтобы в салоне не было пыли. Впрочем, эту "Буханку" он через год продаст, пока она еще не убита, и купит новую.

Вместе с нами ехали два случайных попутчика, туристы-водники из Москвы. Старший - Алексанр Кузнецов. Их маршрут от трассы - через озеро Лабынкыр и дальше сплав по рекам к Охотскому морю. Срок их путешествия и точный маршрут не были детализированы - как успеют. Эх, мне бы так.

Выехали от аэропорта и долго кружили по Якутску. Виды из окна меня не удивили, скорее удручили. Какая-то адская смесь раннекапиталистических 90-х, разрухи и разбитых дорог со вспученным асфальтом советских застойных, и все это щедро украшено рекламными плакатами и лозунгами. Заехали в туристический магазин "Активный отдых" (с вполне адекватным ассортиментом) в торговом центре "Меркурий", по улице Пионерская, д.24/1. Район, в котором он находится, местные именуют Шанхай. Выкупили заранее забронированный по телефону из Москвы газ под наши винтовые горелки Primus. Четыре больших баллона. Потом еще остановка на 30 минут — Семен забежал за посылкой для знакомых. Окна в некоторых квартирах девятиэтажки заколочены фанерой. Как они зимой так, с фанерой? Или пустые квартиры? Что-то депрессивное...

Наконец, выехали и вскоре подъехали к очереди из машин на паром на берегу Лены. Солнце летнее, в машине душно, сказывается бессонная ночь в самолете. Вышли и наблюдали за ювелирной работой парковщика автомобилей на борту парома. Машины, с целью оптимизации пространства, ставят вплотную, так что выбраться из нее иногда невозможно.

Река Лена не вызвала у меня никакого восторга. Берег песчаный, вода мутная, течение сильное, голова тяжелая.

Паром поднял стальной трап и плавно отчалил.

Оказалось, что паром не просто перевозит на другой берег, но и поднимается против течения до поселка Нижний Бестях почти полтора часа.

В поселке Артур остановился около магазина. Ребята-попутчики хотели закупить продукты на предстоящий поход. Их рюкзаки были полупустые. Они экономили на весе багажа в самолете. Я так никогда не поступаю, слишком рисковано.

Дорога в направлении Хандыги на первых километрах очень даже оживленная. Нам попадались не только встречные машины, но и мы регулярно кого-нибудь обгоняли. Артур держал скорость около 110 км/ч, грунтовая дорога это позволяла. Слухи о непроходимости магаданского тракта сильно преувеличены и остались в прошлом. Во всяком случае до Хандыги. Дорогу на этом участке регулярно отсыпают, и проблемные участки возникают лишь в период распутицы, поскольку отсыпают ее все-таки черт знает чем, и глина от воды разбухает. Где-то через два часа пути остановились у придорожного кафе на обед.

Около кафе стоит памятник с датами 1942-1944. Кому или чему этот памятник не очень понятно, так как подписи все на якутском: то ли войне, то ли ГУЛАГу или еще чему. Стрелка с цифрой 1944 указывает в глубь Якутии, на восток.

Дорога до парома через Алдан с учетом всех остановок и замены пробитого колеса заняла больше шести часов. На паром мы чуть-чуть опоздали, он ушел уже при нас и был заполнен машинами. Маячила перспектива ночевать на берегу. Было как-то неуютно, даже прохладно, поскольку все вещи остались в привязанных на крыше машины рюкзаках.

Наблюдали потрясающей красоты закат на Алдане.

Выше по течению стоял еще один причаленный паром, но везти три-четыре машины в Хандыгу до утра его экипаж по стандартной таксе отказался. Я уж было приготовился провести ночь в машине, как неожиданно мы заметили приближающуюся снизу по течению баржу. К нашему удивлению и радости баржа стала по команде причаливать к берегу. Оказалось, что владелец этой самоходной баржи стоял с нами на берегу и решил слегка заработать на попутном рейсе. Баржа была старая и небольшая, один самосвал накренил ее на борт и почти оторвал трап, но еще три машины, включая нашу "Буханку" впихнуть удалось.

Алдан - чистая красивая река с быстрым течением. Как и на Лене паром не просто перевозит на другой берег, но и около полутора часов поднимается вверх по реке. Каждые 10 минут матрос засовывал голову в трюм и подсвечивал фонариком, смотрел уровень воды, но ничего не говорил, видать опасался, что нахлебаем воды.

Сгрузились с парома уже в темноте. Похолодало, и окна в машине запотели, поэтому дорогу до Хандыги помню смутно. В поселке купили себе продукты на ужин и перекусили. Интересно, что продуктовый магазин работает круглосуточно, но продавщица изнутри закрывает дверной проем стальной решеткой и общается с покупателями через нее. Дальше я все-таки задремал и проснулся в три часа утра, когда уже было светло. Мы остановились у "святого" источника, который не замерзает даже в самые крутые якутские морозы, забыл название, что-то вроде Шаман-ручей.

Источник облагорожен, есть лесенка с перилами и бурхан с ленточками. Вокруг нас уже горы, туман и холод. Тут же остановились на ночь несколько машин дальнобойщиков.

Еще через пятнадцать минут мы оказались на берегу реки Сегенях, мост через которую еще только возводился или уже был смыт и ремонтировался, я не понял.

Опоры моста виднелись в стороне от брода. На противоположном берегу реки стояли 5 машин, в том числе два мощных "Урала". Вероятно, накануне прошел сильный дождь, и вечером машины не рискнули переправляться.

Сейчас вода уже спала, но переправа через реку была размыта, и все терпеливо дожидались, когда проснутся дорожные строители. Делать ничего не оставалось, как еще три часа вздремнуть в машине. Я проснулся уже когда мощный трактор цеплял трос к нашей "Буханке". Сами мы взобрались на трактор и верхом форсировали реку. Интересно, что среди машин на противоположном берегу своей очереди дожидалась "Лада" 99-модели с московскими номерами. Ее водитель выглядел неместным и просил у хозяйственного Артура трос. Именно по этой причине шоу с переправой "Лады" мы наблюдали от начала до конца.

Дальше дорога стала хуже, уже, извилистее, шла серпантином по долинам и склонам, скорость наше упала до 40-60 км/час. Проезжали мы и известный "Черный прижим" на Восточной Хандыге. Место красивое — не огороженный траверс склона на высоте 100 метров над водой, но, начитавшись водительских рассказов, я ожидал большего. Дорога тут не представляет собой ничего особенного, чуть подразбита. Если так рассуждать, то дороги по такжикским горам это один сплошной "Черный прижим". Ничего особо криминального, больше разговоров. Наконец дорога отвернула от Восточной Хандыги, горы расступились и половине девятого мы остановились буквально посередине широкой долины. Семен показал, где начинается тропа, по которой мы пойдем вверх по Оганье.

2 августа

Попрощались с Семеном, Артуром и ребятами-водниками.

Они пожелали нам удачи. Договорились, что Артур приедет за нами утром 17-го к мосту через реку Сунтар. Семен тоже в это время должен быть у моста. Он будет вести группу туристов-рыбаков-водников, и в это же время они планируют закончить свой поход там же, у моста.

От тракта мы двинулись в перпендикулярном дороге направлении в сторону распадка, который нам показал Семен. По своей карте мы тоже сориентировались. Первые метры мимо старого стойбища оленеводов по сухой тундре с одинокими лиственницами быстро закончились, и вместе с ними завершилась эра сухих ног.

На пути у нас лежало кочковатое и не очень болото, которое вдоль и поперек пересекали глубокие следы от "Уралов", заполненные водой. Бодрый темп замедлился, идти стало заметно сложнее. Я опасался, что нас ждет еще и сложный брод через реку Кубюме, но уже через полчаса мы сидели у воды, и было ясно, что глубина брода – по колено. Небольшой привал, и мы на другом берегу.

Судя по карте, недалеко от нас озеро, и вскоре мы к нему вышли, поднявшись по невысокому косогору.

Поднялись еще немного и подсекли еле заметную автомобильную колею, которая петляет по сухому живописному склону левого берега высоко и далеко от воды.

Впрочем, вскоре дорога исчезла. Скорее всего, машины зимой пробираются ближе к реке Оганья, вдоль которой мы шли, но четкого пути мы не обнаружили.

Я постепенно стал чуть отставать. Такой веселый стартовый темп я не смог удержать долго, рюкзак мне казался тяжелым. Но внутри я ощущал, что сердце радостно бьется не только от нагрузки, но и от того, что я наконец в походе, и впереди меня ждут две недели приключений. Пожалуй, это был первый поход после похода по Камчатке 2006 года, когда я заранее не мог ответить даже себе на слишком многие вопросы по предстоящему маршруту. Опираясь на собственный опыт и здравый смысл, я успокаивал себя, но червяк сомнений все же покусывал изнутри.

Пока сопки вокруг не внушали опасений, путь простой.

Еще в машине, я предполагал, что сил на полноценный ходовой день у нас сегодня не будет из-за бессонной ночи. Я думал, что мы устроим стартовую полудневку, но к обеду стало ясно, что никто не валится с ног, и настроение в группе бодрое. Как-то быстро все втянулись в походный ритм. Принудительно устраивать отдых не хотелось, мне казалось, что в нем нет нужды, да и график маршрута не предполагал дневки. Иметь в запасе полдня на старте может оказаться совсем не лишним. Обед на этот день по графику раскладок не был предусмотрен, но Алексей взял продукты на дополнительный обед, поскольку посчитал, что я ошибся и пропустил строчку в табличке. Как это мудро!

После обеда сделали ходку, и Сава в очередной раз спас меня, забрав с моих плеч более 4 кг веса. На привале возле изгороди оленеводов, которыми они перегораживают путь оленям, лопнула пряжка самосброса. Жидкий лес с подушкой мха под ногами сменили просторные луга, которые на деле оказались огромными кочковатыми полу-высохшими болотами, передвижение по ним давалась с огромными трудозатратами.

Под конец дня такой луг шириной в километр мы переходили больше сорока минут и потом долго сидели на привале. Лагерь поставили на небольшой сухой проплешине недалеко от обрывистого берега Оганьи. К самой, довольно полноводной реке, мы не спускались и воду брали из едва заметного ручейка. За день прошли 12 км по прямой. Это не так уж и мало для первого дня. Вечером Сава провоцировал меня разговорами про политику. Тема беседы "президент Медведев - хороший ли президент"?

3 августа

Встали рано и для первого дня собрались очень организованно. Пасмурно. Снова сухое болото, кочки, трава.

Стали забирать ближе к склону на берегу ручья Халтамалах. Движение через редкий лиственничный лес. Тропы нет. Идти не очень легко, почти везде мховая или травяная подушка, либо ерник. Нога все время ставится на что-то неровно. Ходки делали по полчаса и 12-15 минут отдыхали. На такой ритм сил хватало. Таежные участки чередуются с небольшими болотистыми лугами. Обратил внимание, что обозначение границ леса на карте не всегда точно соответствует действительности. Карта, наверное, старая. На привале думали, не пойти ли нам вдоль Оганьи по прибрежной гальке, чтобы облегчить себе путь. Но мы были от берега метрах в 150 и оценить такой вариант не смогли и не стали рисковать.

Вышли на невысокий берег заболоченного луга и привалили. Пошел дождь и довольно сильный. Небо затянуло и видно, что дождь собрался надолго. На другой стороне луга, между деревьями просматривается домик.

На карте он даже обозначен, как сарай. Вблизи сарай оказался домиком оленеводов.

С виду не заброшенный, во внутрь мы даже не заглядывали. Вокруг валяются бочки, какие-то полиэтиленовые пакеты, ржавый капкан на крупного зверя, остатки шкур и шерсть. На суку висит CD диск.

От домика продираемся через мокрые кусты, потом по камушкам прыгаем через ручей Неякан и упираемся в небольшой, но крутой травянистый склон, у подножия которого опять четко просматривается автомобильная колея. Дождь все сильней, небо совсем серое, низкие облака стелятся по макушкам лиственниц. Похолодало. Карабкаемся на склон и оказываемся на ровном плато.

Идти по нему совсем просто, растительность угнетенная, тундровая. Нет кочек и травы. Вскоре и автомобильная колея появляется. Мы на правильном пути. Приваливаем под кроной одинокой лиственницы, но сидеть долго не хочется, уже полностью промокли и замерзли. Еще ходка, и ровное плато заканчивается, плавно снова переходя в болото. Колея превращается во множество заполненных водой рытвин. Обедаем, укрывшись под развесистыми ветками лиственницы. Поели горячего, согрелись у костра, дождь закончился. Долина открылась.

Впервые увидели панораму того куда идем, до этого все время мешал лес.

Сделали длинную ходку и привалили на высоком обрывистом берегу ручья, впадающего в Оганью. Перед нами стрелка рек: Декан впадает в Оганью, образуя широкую дельту.

Даже отсюда хорошо просматривается обширная наледь на правом берегу Оганьи — яркая белая полоса.

Спускаемся и идем к наледи по галечным отмелям.

Всматриваемся вдаль — где-то тут должно быть стойбище оленеводов, но его пока не видно. Впереди всех шел Сава. Пока мы высказывали сомнения, он решительно направился вброд через реку и вылез на лед.

Сава развеял наши страхи. Теперь мы на правом берегу реки. Лед оказался толстым, прочным и скользким, на поверхности лужи воды, кожей хорошо чувствовалось, как он отражает свет.

Очень было бы здорово по такому льду на коньках покататься.

В небе над нами кружила чайка и иногда садилась невдалеке прямо на лед. Очевидно, что эта наледь не растает даже в самое теплое лето, но следы глобального потепления налицо: видно, что когда-то лед занимал гораздо более обширную площадь.

После наледи шли по галечным берегам, переходя протоки и русло реки несколько раз. Берега поросли кустарником и травой. Перешли обширное болото на правом берегу, из которого мы пытались вырваться, забираясь выше на склон берега, но идти и там по кочкам и траве тяжело. Заметно похолодало, и непрерывно бродить стало в тягость.

Пытались вылезти еще выше в лес, но отставший Артем и сопровождавший его Сава обнаружились на галечном плесе левого берега. Перебродив реку еще пару раз, на ночевку встали на густом мху в лиственничном лесу около чистого ручья. От усталости кружится голова. Почти напротив нас на другом берегу реки, где-то в километре, стоянка оленеводов. В сумерках слышали гул трактора или вездехода, лай собак, но идти в гости просто уже не было никаких сил. Мы подумали, что если оленеводы захотят, то сами придут к нам - дым от нашего костра они наверняка видели.

4 августа

Вышли вдоль по реке по галечным отмелям. Перебродили на левый берег. Лес закончился окончательно. По берегу идет конная тропа.

Идти стало чуть проще, но идти надо иногда сквозь кусты, иногда по воде. Перебродили левый приток. Долина широкая и ровная, пространство открытое. Сориентировались, наметили себе нужный распадок. С тропы мы будем сходить и подниматься по безымянному правому притоку реки Оганья. Так ее называют все местные, с которыми нам пришлось общаться. На карте основное название — река Ясандя.

"Правильного" пути на Сунтар я не знал. Мне казалось, что такой путь короче, чем обозначенная на карте конная тропа оленеводов через реку Керехтах. Вообще, описания первой части маршрута у меня отсутствовало совсем. Саму идею такой заброски к горе Палатка подсказал мне руководитель детского турклуба в Хандыге Иван Игошин, но в подробности не углублялся. Конечно, я понимал, что люди в этом районе обитают, что неосвоенным или неведомым этот путь не назовешь, но описание я не нашел в принципе, никакое, и подсказать нам никто не смог. Оптимально мы шли или нет, я не знал. Я давно мечтал пройти маршрут без подсказки, без описания, я видел в этом какую-то особую романтику, и в этой заброске на Сунтар мечта сбывалась. Хотя ландшафт, который нам предстояло преодолеть не был сильно впечатляющим, и для подвига подходил не лучшим образом. Но к этому я тоже был морально готов. Катя еще в Москве проела мне всю плешь, предрекая, что мы будем две недели месить болото. И ее предсказания сбывались в полной мере.

После того, как мы снова перебродили реку, начался плавный подъем. Опять тяжелое, замедленное движение по траве и кочкам. Лезем на склон. Сверху на открытом месте увидели еще один лагерь оленеводов. Не сомневаюсь, что и оленеводы видели нас. Даже собаки залаяли.

Со склона просматривается долина, в которую нам предстоит идти и долина левого истока реки, несколько небольших озер, но и мы как на ладони.

Идти мы старались по оголенным камням, часто курумник был предпочтительнее движению по траве, хотя издалека казалось, что нет ничего приятнее хотьбы по зеленому лужку. На привале у реки обнаружили заросли спелой карликовой черной смородины и голубики. Долина сужается, река делается уже и меандрирует, прижимаясь к невысоким скалкам. Несколько раз бродим реку, опять забираемся на склон и, наконец, спустившись к реке, обедаем под несильным дождиком.

Похолодало и на ветру без костра неуютно.

После обеда в очередной раз бродили речку и траверсировали травянистый склон, плавно набирая высоту.

Пейзажи однообразны, напоминают мне Приполярный Урал. Наконец, последний пологий взлет, и мы вылезли на водораздельный перевал.

На перевале несколько плоских камней прикрыты сверху доской. Сначала я подумал, что это лавочка, но оказалось, что в глубине ниши остатки когда-то тлевших углей. Кто-то жег тут костер. Дров в округе нет, скорее всего костер жгли оленеводы, привезшие дрова с собой. С водораздела открывается вид на лежащее впереди большое озеро.

Может быть, если бы погода была солнечная, эмоций от этого рубежа у нас было бы больше. А сейчас сильный дождь смыл все впечатления. Низкие лохматые мокрые тучи одна за одной выползают из-за окрестных вершинок. И ветер. Холодно, неуютно.

Долго созерцать окрестности под проливным дождем мы не смогли и двинулись вниз. Берег озера заболочен и дальнейший наш путь шел также по болоту по щиколотку в воде, пока наконец не начался более крутой спуск вдоль ручья. На ночевку встали лагерем у первых кустов. Вдали даже виднелась одинокая лиственница, к которой Сава совершил бесполезный рейд в поисках дров. Из засохших веток мы развели костер, но в основном для того, чтобы согреться после дождя и посмотреть на огонь. На стоянке я обнаружил, что потерял нож. Очень расстроился: во-первых с этим ножом я хожу уже 13 лет и привык к нему, а во-вторых впереди предстоял еще стапель катамарана, и нож был нужен.

5 августа

Утро пасмурное, прохладное, но сухое.

Начинаем спуск вдоль ручья и некрутым траверсом левого борта за одну ходку выходим к речке Сакчан.

Перебродить не замочив ног не получилось. Привалили на отмели и сориентировались.

Начали некрутой подъем по каменистому руслу сухого ручья, который вывел нас на поросший седыми лишайниками перевал с озерцом.

Острые Савины глаза заметили тур, но он был в 30 метрах от нас, и мы не стали к нему подходить. На спуске с перевала начался сильный и холодный моросящий дождь. Чахлую растительность сменило мокрое травяное обилие.

Появились первые лиственницы, серые облака несутся над самыми их макушками. Долина сужается, лес становится полноценным, якутским, ручей постепенно набирает силу.

Видел древнее, уже поросшее травой, кострище с остатками консервных банок. Прошли старую подгнившую изгородь, перегораживающую долину. Несколько раз переходили с берега на берег.

Вскоре долина расширилась, горы отступили и ручей... исчез, ушел в песок.

Мы пошли по сухому галечному руслу, заросшему подлеском, чтобы найти воду для обеда. Дождь закончился. Леша и я первыми вышли на открытое пространство и наблюдали копытного зверя белесого цвета.

Сослепу не опознали. На фотографиях зверь похож на молодого оленя, но тогда мы думали, что это коза.

На обед остановились на открытом месте, долина реки Угамыт здесь широченная. Все просматривается на пару километров вокруг.

Во время обеда долго ориентировался. Компас был у меня в рюкзаке, и доставать его было лень. Долго крутил-вертел карту и привязал ее на глаз. И ошибся самым грубым образом!

А понял это, только когда мы отмахали почти два с половиной лишних километра по болоту на северо-восток.

Брод через Угамыт был несложный, течение не сильное, и хотя все меня уговаривали, что ничего страшного не произошло, мне было очень досадно и стыдно.

Тем более, что путь возвращения на путь истинный был тяжел: движение по краю подболоченного мшистого леса. Мы всё искали отмеченную на карте тропу, но похоже пунктиром был обозначен примерный маршрут прогона оленей в советские времена. Внятной тропы не было. Там, где читалась натоптанная когда-то оленями колея — стояла вода.

Наконец, обогнули гору и вышли к заросшему травой руслу ручья. На привале ползком собирали чахлую голубику, но долго ползать — холодно. Навстречу двигались два всадника, которые подъехали к нам для беседы.

Оленеводы ездили на поиски отбившихся от стада оленей. В качестве оружия у них карабины. Они из того лагеря на Оганье, куда мы не зашли, и еще день назад они нас видели в бинокль. Думаю, что и сейчас они не случайно на нас вышли, наверняка ехали к нам специально поговорить. Один из эвенов, узнав, что мы идем к горе Палатка, сообщил, что он забрасывал туда груз какой-то туристской группы по правому берегу, и что по руслу подняться невозможно, в русле водопад. До Палатки, по его словам, вверх по реке 14 км. Разговор как-то не особо клеился.

После встречи с эвенами мы прошли еще метров 800.

Встали лагерем у невысокого склона на старой оленеводческой стоянке.

В русле сухого ручья обнаружилась вода.

Вечером солнце живописно подсветило окрестные склоны и тучи, но стало холодно.

6 августа

Движение с утра по траве и болоту в широкой долине.

Негде остановиться на привал, везде вода.

Прошли озеро, затем еще одно - чуть в стороне. Нет ни дров, ни площадок для стоянок. Хорошо, что мы накануне решили не идти сюда на ночевку. Долина постепенно сужается и входит в заросший лесом неглубокий каньон.

На входе в него старая якутская стоянка, поленница дров и уже традиционная изгородь. Пошел дождик, и похолодало. Тропа иногда просматривается и петляет с берега на берег, она заросла и завалена упавшими стволами.

Идти теперь тяжело по бурелому и мху. У меня была мысль подняться на склон и идти верхом, ведь якуты на лошадях здесь явно не ездят, но очень скоро эта идея стала нереализуема, поскольку выбраться из русла со скальными берегами уже было сложно.

Непрерывно переходим с берега на берег – ищем, где проще пройти через лес, воды в речке не очень много.

На привале обнаружили обильные заросли красной смородины. После приема живительных витаминов стало легче, и погода разгулялась. Пара часов в узком каньоне показались невероятно длинными. Наконец горы разошлись, каньон закончился. Мы собрались на левом берегу, прошли немного по негустому смешанному лесу и встали на обед на уютной поляне усыпанной лиственничной хвоей.

Сава нас организовал на чистку и приготовление грибов и краткий отдых получился.

После обеда вышли к довольно бурной реке Колтако, и бродили ее.

Воды в ней, на наше счастье, было не очень много. Поднялись на правый берег и стали набирать высоту по мшистым и порошим разряженными лиственницами склонам сопок, в развале которых видели лесное озерцо.

Пересекли старую просеку — прямая как стрела, зачем она здесь — не понятно. В лесу грибы и брусника, тишина и покой. Но мох для движения не очень удобен - пыхтим, идем быстро и обливаемся потом. В лесу перед очередным дождем душно.

Наконец, сбросили высоту и вышли на открытое равнинное пространство - кочковатый ерник.

Впереди уже видны склоны гор на противоположном берегу Сунтара, и хочется уже побыстрее дойти до него и начать новый этап похода — без болот, мха и полуистлевших стволов.

Наконец, идем по ровному полю с чахлой тундровой травкой. На карте здесь обозначена дорога, но ее конечно, нет. Пару раз пересекали какой-то след автомобиля. Машины, если они сюда заезжают, то скорее всего осенью или весной по мерзлому грунту и следов почти не оставляют. Заходим в широкую полосу прибрежных кустов, и снова нас накрывает короткий грибной дождик.

Выходим к Сунтару. Воды много, но река вся в разбоях и кажется, что неглубокая. Бродили там, где вышли к берегу, вода по колено. Как же мы тут будем сплавляться? Оцениваю воду. Порогов тут быть не может, скорее какие-нибудь отмели и коряги. В струе видел пару некрупных хариусов. Нежарко, и с юго-запада движется огромная серая туча.

Сейчас нас накроет настоящий дождь! Ставим срочно лагерь в ближайших кустах. Все очень быстро и организованно. За 5 минут собрали грибов на ужин. В основном - маслята.

Сильный дождь прошел стороной, а вечерний закат порадовал глаз.

Вечером, к собственной радости, в палатке нашел нож. Я сам закопал его в теплых вещах, которые еще не доставал. И забыл... Старею.

7 августа

Солнце с утра за лесом, лагерь в тени и прохладно, но небо ясное. Ночью был мороз, палатки обмерзли. Вышли вверх вдоль Сунтара, по лесу. Тайга лиственничная, мшистая, нетронутая. По лесу текут ручьи и протоки, время от времени образуя болота. Пройти с сухими ногами нет шансов. Наконец выбрались из леса. Шли берегом далеко от воды, по широким полянам, через кусты, пересекая протоки. Лес постепенно отступил. Мы еще не дошли до правого притока Нейдагычан, от которого должна начаться горная часть маршрута, и у меня закралось ужасное сомнение, что строевого леса там не будет. Я немного запаниковал, а тут подвернулась небольшая рощица с лиственницами подходящего размера. К тому же у нас уже накопилась общая усталость и хотелось поскорее сбросить лишний вес: катамаран и часть заброски. Кроме того, мы шли в стороне от реки, и я опасался, что воды в Сунтаре все меньше и меньше и выше ее не будет совсем. Принял решение вставать на стапель.

Четкого плана стапелиться именно сегодня у меня не было, но нежелание идти дальше в этот день привело к тому, что мы практически сразу стали подыскивать и валить подходящие стволы. Параллельно готовили обед.

Стапель занял у нас много времени, рама катамарана рождалась в муках. Этот катамаран мы с Савой использовали на Камчатке, в 2006 году, но я его не строил, а те размеры, которые были обозначены на Витином чертеже, нам явно не подходили. Катамаран был готов только к половине шестого и я ужасно устал в процессе строительства. Но рама вышла добротная.

Несмотря на усталость, у нас все же получилась полудневка. Перемена занятий - лучший отдых. Мы перенесли катамаран на 400 метров на берег реки, где и встали лагерем.

День был (о чудо!) жаркий, и вечером, я с удовольствием искупался в прохладной воде Сунтара. Собрали ненужные в горах вещи и часть продуктов, упаковали их в пакеты и закопали в галечнике недалеко от стоянки. Мы опасались, что если оставить продукты на поверхности, то какие-нибудь грызуны или медведь уничтожат наши припасы.

8 августа

Обычно, отправляясь в поход, у меня имеется хоть какое-то описание всего предстоящего пути, фотографии или чей-то отчет о путешествии. Люди везде ходили, а благодаря интернету об этом можно узнать не вставая из-за стола. На этот раз, как оказалось, внятного описания дальнейшего нашего пути по реке Нейдагычан у меня не было. Был путеводитель Р.Седова, в котором так или иначе даются характеристики рекам, долинам, перевалам, вершинам. Эта книга написана в том числе и на основе туристских отчетов 60-х -80-х годов, которые я листал в городском турклубе. И к ней у меня было определенное доверие. К сожалению, схемы в книге оставляют желать лучшего, не охватывают все объекты, о которых повествуется, автор составил компиляцию из разных источников, и накануне вечером, еще раз перечитав описание, я понял, что у меня нет четкого мнения каким берегом завтра надо идти. В голове крутилась фраза брошенная оленеводом про правый берег, но что он имел ввиду под словом "правый" я не понял.

Мы еще были далеко от реки. Из-под наших ног выпрыгивали упитанные шустрые зайцы, отвлекая меня от раздумий о маршруте. Начали плавно набирать высоту траверсом лесистого склона по правому берегу, сокращая подходы к Нейдагычану. Лес был густой и скрывал от нас панорамные виды, затрудняя ориентирование.

Постепенно подъем становился круче, лес реже - мы стремились выйти поскорей из мха на твердую породу и в итоге оказались на приличной высоте над каньоном реки.

Еще можно было без проблем спуститься к воде, но уверенности, что дальше из каньона можно будет легко выбраться у меня не было, а лезть прямо сейчас на противоположный лесистый левый берег очень не хотелось.

Вскоре лес кончился, травяной траверс был местами за 45 градусов, но мы двигались вперед в надежде, что пройдем верхом над каньоном. Путь вперед не просматривался, и начались первые скалки, траву сменила средняя осыпь. Неожиданно мы оказались на краю скального обрыва, с которого открылся прекрасный вид на верхнюю часть каньона реки Нейдагычан и 20 метровый водопад.

Тишину сменил равномерный гул. Дальше пути не было, отвесные скалы. Если бы не ощущение того, что не очень ясно, как нам поступить дальше, я бы просидел полдня, любуясь на эту картину. Но надо было искать выход.

Возвращаться назад не хотелось.

Попытки найти путь спуска вниз по склону к реке через скалы увенчались успехом.

Правда назвать его безупречным нельзя, уже перед самой водой полупустые рюкзаки мы скинули с пятиметровой высоты. Лень было доставать веревку. Попутно случайно разворошили осиное гнездо. Но к реке спустились все в целости и сохранности.

Решили сходить к водопаду на экскурсию.

Поворот каньона завален здоровенными валунами, но проход есть. Вблизи водопад шумит так, что трудно разговаривать.

Солнце сюда не доходит, вокруг темные скальные стенки до небес, и падающая вода и брызги создают прохладу, как в холодильнике.

Сава хотел искупаться, но что-то его остановило. Сфотографировались все вместе. Времени мы потратили много, но эстетическое удовольствие получили огромное.

Выход из каньона на высокий левый берег возможен по крутому травяному откосу. Реку перешли по камням, едва замочив ботинки. Дальше снова небольшой набор высоты по заросшим лесом скалам.

Чтобы увидеть вторую, верхнюю ступень водопада, нужно подойти к самому обрыву, но эта ступень не столь впечатляюща. Дальше шли по лесу, берег постепенно выполаживается, каньон кончается. Прошли пару левых притоков и еще пару километров вверх по реке. Обедали на стрелке двух истоков Нейдагычана.

После обеда поднимались вдоль по руслу левого истока — реке Мугал, переходя с берега на берег. Прошли с километр и уперлись в узкие скальные ворота, из которых река бьет струей.

Сели отдохнуть, наслаждаясь тишиной. С левого берега со скалы взлетел испуганный филин, неуклюже махая огромными крыльями. Никогда раньше не видел в природе такого большого пернатого лесного хищника. Стали подниматься в обход скал вверх по кулуару на правом берегу через лес. Почти сразу лес кончился, и мы шли траверсом склона по белому лишайнику.

Оказалось, что он очень непрочный, мокрый как губка и легко срывается с камней, - несколько раз поскальзывался и чуть не упал.

В конце долины просматривался снежник на склоне - ура! Лес кончился, начинаются горы.

Река Мугал малорасходная, но течет в неглубоком каньоне.

Солнце уже не освещает долину, и от этого стенки каньона кажутся мрачноватыми.

Постепенно небо затягивает облаками. Идем короткими ходками по 15 - 20 минут с короткими привалами, чтобы сильно не растягиваться. Уже порядком устали. Плавно набираем высоту. Перешли на левый берег, прошли вдоль по руслу, вновь вернулись на правый берег.

Очередные скалы обошли верхом по широкому пологому склону — тут уже царство камня, трава лишь местами.

Дальше шли траверсом осыпного склона, чтобы не сбрасывать высоту и, в какой-то момент, подсекли явную тропу. Тропа доходит до притока, текущего в глубокой щели, и уходит по нему вверх.

Чтобы поставить лагерь вновь спустились к Мугалу - на левом берегу ниже притока есть ровные площадки. Сава был расстроен тем, что ему пришлось «нелогично» (с его точки зрения) долго корячится по средней осыпи, он это не любит. Мой личный опыт говорит, что как бы он в этом месте ни шел, не выиграл бы он ничего, но у него все равно нашелся бы повод поворчать - это просто усталость. Зря он так расстраивался из-за такого пустяка.

Вечером решили позвонить домой. Артем взял напрокат спутниковую трубку Globstar. Я не планировал брать в поход такие излишества, но меня подкупила умеренная цена предложения и то, что оставалась некая неопределенность с нашей обратной выброской из-за заложенного еще в Москве напряженного графика движения без дневок и запасных дней. Ощущение чуда и восторга: ты в Якутии, вокруг никого на десятки километров, тишина - набрал номер и говоришь как будто вышел за хлебом.

Стало холодно, и пошел дождь. За день набрали всего 500 метров высоты, а вымотались по полной программе, пройдя около 20 километров. До горы Палатка еще около 1100 метров высоты. Что-то многовато. Кажется, что она совсем рядом, но вот где?

9 августа

В этом походе у меня было много проблем с ориентированием. Все проблемы из-за небрежности. Я просто разгильдяй. Для безошибочного принятия решения у меня были все необходимые средства и инструменты. И даже навыки. Карта была не очень подробная, но она была с сеткой! GPS-навигатор был, компас был, наконец. Сейчас я даже не могу объяснить почему утром 9 августа я был уверен, что мы находимся на отмеченном на карте-двухкиллометровке безымянном ручье, ведущем прямо к Палатке. Мы этим каньоном собирались идти вверх. Но как оказалось позже, ночевали мы не доходя одного километра до нужного нам распадка.

Ручей, вверх по которому вела вчерашняя тропа, был узок, но вел в нужном направлении, и бес меня попутал. С утра мы пошли по этому ручью.

Набор высоты сначала довольно крутой, а после поворота вверх по левому истоку еще более крутой.

Местами мы поднимались простым лазанием.

Вышли на малорасходный водопад. Он, конечно, красивый, но вокруг только черные скалы и пелена облаков, как-то неуютно.

Обходится справа по ходу по осыпи. Все выше и выше. Опять водопад падающий с скального ригеля. Каньон замкнулся отвесными стенками.

Видимость ограничена, но опять, справа по ходу крутая живая осыпь. Кажется, что по ней можно вылезти на ребро и попытаться обойти верхом. Оказалось еще проще: поднялись на 25 метров и, разведав проход без рюкзака, прошли по верхнему краю осыпи, держась рукой за нижний пояс скал. Выше водопада долина ручья поворачивает к северо-востоку, но мы начали подъем на южный борт. Теперь я уже осознал, что забрались мы куда-то не туда, но совершенно не понимаю куда именно. По-прежнему ничего не видно кроме гор перед нами. Начинаем резкий набор высоты по кулуару, заполненного осыпью, и по гребешкам. Впереди виден пояс скал, но вблизи оказывается, что все препятствия можно обойти, уйдя еще правее. Лезем скорее от желания куда-нибудь взобраться, чтобы увидеть все вокруг нашего каменного мешка.

Наконец, мы вылезли на гребень. Вид назад.

От водопада до перевала, на котором мы оказались, где-то один час сорок минут подъема. Все идется ногами, хотя осыпь крутая. Кручу-верчу карту. И ничего не понимаю. С перевала можно только вниз в долину какой-то речки или вверх по гребню, но не понятно на какую гору.

Нервничаю и суечусь, так как поднялся холодный сильный ветер и ясно, что через 5 минут ориентироваться будет совсем проблематично — нас накроет серая дождевая туча. Беру по GPS азимут на гору Палатку, и тут до меня наконец доходит, где мы стоим. И гору Палатку я тут увидел, и перевал Разведочный, как мне показалось, к которому мы сегодня шли. Карта — какое-то бессмысленное месиво из горизонталей, а хребтовкка просто неверна. Кажется, на перевал Разведочный, можно пройти с нашего перевала прямо по гребню, где-то километра полтора пути, но сильный ледяной дождь и севшие на горы облака не оставили нам другого варианта, как спускаться вниз с перевала, который мы тут же окрестили Ошибочным. Тур мы не сложили, о чем я не сожалею. Я почти уверен, что сюда едва ли кто поднимался раньше и вряд ли еще полезет, разве только как мы по ошибке. В этом случае, название перевалу мы дали правильное. Координаты перевала N62 43' 48'',2862 E140 35' 4'',7407 WGS 84 высота 2390 м.

Спуск по крутой средней осыпи вниз 250 метров под проливным дождем. Собрались все внизу, лагерь ставить негде, лезть на перевал Разведочный при такой погоде - беспредельный мазохизм. Да и не видно его в облаках. Поднимаемся вверх по ручью и видим почти горизонтальный выход плоской скалы белого цвета, торчащей из осыпи. На скале трещины, по ним течет вода, но выбирать не из чего - дальше начинается уже крутой взлет на перевал, мы в цирке. Кругом курумник. Ставим палатки на камне.

Резко похолодало. Ветер и дождь буйствуют. По дну палатки течет ручей, и холодно. Мы переодеваемся во все сухое. Готовим обед-ужин под тентом трехместной палатки. Горелку укутали стеклотканью от ветра, но переборщили с этим и недоглядели: газовый полулитровый баллон перегрелся и взорвался. Резкий хлопок по ушам. Баллон, пробив тент, улетел куда-то ввысь в далёкий космос вместе со шлангом от горелки, а сама горелка, разорвав стеклоткань в лоскуты, залетела под палатку и прожгла ее дно. К счастью только выбило донышко, ударной волной погасило пламя, и взрыв получился без огня, никто не пострадал. Хлопок нас встряхнул, лишил трети остававшегося у нас газа и горелки. Еще одна резервная горелка у нас была, поэтому мы заклеили тент скотчем и спокойно перенесли потерю.

10 августа

Дождь продолжался всю ночь и плавно перешел в снег. Прекратился только к утру. Легкий морозец.

Постепенно тучи поднимались все выше и даже раздвигались и к концу завтрака превратились в нормальные кучевые облака. Мы даже успели просушить на ветру все мокрые вещи. Снег раскрасил горы в белый цвет и сделал склоны рельефными. Перевал Разведочный с места ночевки виден четко.

Справа свисает ледник, по общепринятой нумерации — № 5.

Рюкзак на плечи и вверх. Подъем технически прост, движение по средней и мелкой осыпи.

Осыпь присыпана свежим снегом, кое-где смерзлась. За полтора часа мы взошли.

Набор 370 метров. Высота перевала 2543 метра, координаты N62 43' 51",2046 E140 36' 59'',7254 WGS 84.

Отдышались, осмотрелись.

С перевала открывается чудесный вид. Виден кусочек ледника Палатка, видна вершина горы Палатка.

Открывается прекрасная панорама вершин массива на юго-запад.

Сели думать, что лучше — попробовать взойти на Палатку или скорее спускаться и успеть на Мус-Хаю. И то и другое в одном походе нам уже не успеть. Решили не откладывать подвиги на будущее, не ясно, что будет с погодой через несколько дней, а сейчас небо голубое, облака сдуло, видимость чудесная и сил немерено. Наметили путь, решив и обговорив вслух, что если упремся во что-то серьезное, то сразу вернемся.

Путь на вершину с перевала идет прямо по гребню, который перегораживает жандарм.

Пройти прямо без провеса веревок невозможно. Спустились с гребня ниже на осыпь со стороны цирка, по которому мы поднимались на перевал, и пошли траверсом. Дошли до кулуара под ледником и начали подъем вверх прямо по нему. Кулуар крут, но осыпь, присыпанная снегом, хорошо держит — смерзлась.

На наше счастье, льда в кулуаре не было, и по нему мы вновь поднялись на гребень, на осыпную плоскую седловину.

С этой седловины до вершины снежного конуса по снегу уже рукой подать.

Весь подъем занял полтора часа. На вершине установлена ржавая триангуляционная пирамида.

В ней обнаружили записку и стекляшку, похожую на кристалл. Записка от группы из Уфы, датированная 31 июля 2009 года. Руководитель группы Шаяхметов Р.З.

С вершины чудесные виды вокруг.

Долго отдыхали и дурачились.

Спуск назад по пути подъема.

Вопреки моим ожиданиям, спускались и возвращались к рюкзакам мы долго.

Только в третьем часу, после сухого перекуса, начали спуск с перевала Разведочный в сторону ледника Палатка.

Первые метры спуска по осыпи и снегу. Но быстро вышли на ледник и пришлось одевать кошки.

На перегибе движение возможно только в кошках. Ниже ледник выполаживается. Заметных трещин нет. Ледник покрыт толстым слоем мерзлого фирна, который уверенно держит.

Вышли на ледник Палатка. Идти дальше вперед по маршруту сегодня через перевал Белорусский было уже поздновато. Да и устали мы уже. Решили ночевать на этой стороне, в цирке. В центре ледника каменный гребень, но ставить там лагерь проблематично. Места не на льду мы не нашли, а на льду ночевать не хотелось. В итоге, мы прошли вниз весь ледник Палатка в поисках площадки на боковых моренах, не нашли, и ночевали на ровной площадке сразу за языком ледника.

Ледник изрезан ледовыми речками с глубокими руслами, перейти которые сложно. Спуск до конца ледника занял больше часа.

11 августа

Одели кошки и снова вверх по леднику Палатка. Ледник пологий и идти по нему просто.

Снова смотрим на вершину Палатки.

В лучах утреннего солнца снег искрится и повышает настроение. Все чудесно. Перевалы Корейши и Белорусский, замыкающие цирк, издалека кажутся крутыми ледовыми стенками, но чем ближе, тем подъем оказывается проще.

Лед блестит, снег морозной ночью смерзся, с утра ничего не тает. На небе ни облачка. Около 11 утра мы уже на перевале Белорусский.

Перевальная седловина широкая, осыпная, можно поставить палатки. Могли бы и вчера сюда подняться, конечно, и ночевать. В туре нашли записку уже заочно знакомой нам группы из Уфы. Они в свою очередь сняли записку группы из Казани, в марте этого года потерявшую двух человек под перевалом Агидель.

Долго на перевале не задерживались, нас сдувает холодный ветер.

Спуск тоже пологий и тоже на лед. Дальше ледник поворачивает резко направо и падает круто вниз.

Мы спускались, придерживаясь левой стороны языка, здесь по большому радиусу довольно полого.

Ледник пересекается речкой, которую мы перепрыгнули.

В нижней части языка сошли на морену. Шли сначала вдоль речки, но потом, сокращая путь, по причудливым моренным отвалам.

Обедали уже ниже морен.

Дальше шли по левому берегу ручья, иногда переходя на правый и возвращаясь назад. Когда ручей вошел в каньон, мы пошли траверсом склона левого берега. Спуск по правому берегу заканчивается скалами: правый приток ручья впадает в него в глубоком каньоне.

Сава совершил разведку спуска именно по правому берегу, поэтому отрицательную характеристику этого варианта пути можно дать уверенно, он все скальные сбросы прошел своими ногами, а мы наблюдали за этим рейдом с левого берега, поджидая его примерно в течение получаса, на привале.

Последний спуск к стрелке истоков реки Мыгдугсик — 100 метров вниз по крутому среднему курумнику.

Слегка кружится голова. Спуск нас утомил, и мысль о предстоящем подъеме была неприятна.

Долго не могли решить, по какому берегу правого истока Мыгдугсика нам подниматься. Брод по камушкам не представляет сложности. Неторопливо начали подъем по подошве горы по левому берегу, но почти сразу увидели, что траверс склона будет не из легких. Я принял решение спускаться вновь в русло, переходить на правый берег и подниматься по курумнику.

Вскоре стало ясно, что нормальных стоянок выше не будет, и мы занялись расчисткой площадок под палатки. Одна площадка под двухместную палатку была подготовлена кем-то из наших предшественников, мы лишь убрали несколько камней, а вот трехместную палатку пришлось ставить на покатый склон.

Сава предлагал еще раз поставить лагерь на большой белой скале напротив ручья, падающего водопадом, но этот вариант никому не понравился. Прошли за этот день мы немного, и встали рано, но идти дальше больше пары часов мы бы не смогли, а ночевать на льду или на перевале очень не хотелось.

12 августа

Утром морозец. И ветерок. Погода начинает меняться, появились облачка. Набираем высоту по моренным отвалам и выходим на ледник. Одеваем кошки.

Ледник длинный и пологий. С нижней части ледника перевал Минский, на который мы идем, не виден.

Хорошо виден перевал Нижегородцев в этом же цирке, по описанию 2Б. По леднику ушли вправо.

По ходу, делаем привалы каждые 20 минут, и где-то за час с небольшим вышли на седловину. На последних метрах подъема лед заканчивается.

Перевал — это осыпное понижение в гребне. Есть площадки под палатки. Координаты перевала N62 40' 8'',5784 E140 44' 5'',5687 WGS84 высота 2402 метра. В туре обнаружили записку от 31 июля 1990 года группы туристов из Хабаровского края, руководитель Балыков Ю.А.

На подъем с нашей стороны перевал совсем простой, но спуск в сторону реки Комнано выглядит сурово.

Каньон, по которому предстоит спускаться, кажется довольно крутым. В книжке Седова каньон назван Мрачным, и характеристика ему дается не самая приятная Еще накануне вечером обсуждали, куда нам идти дальше. На Мус-Хаю мы явно не успевали. Не хватало одного дня. С другой стороны, выходить назад по реке Комнано было слишком тривиально. Хотелось ну хоть куда-нибудь еще залезть или дойти. Мне еще до похода очень хотелось оказаться на перевале Станция, хотя рационального объяснения это желание не имело. Я просто начитался чужих отчетов и насмотрелся фотографий. Но теперь было еще одно, хотя и не ключевое, соображение в пользу этого варианта: газа у нас из-за аварии осталось на одну-две готовки, а на Станции были дрова. Об этом я знал из рассказов Леры.

Так или иначе, спуск в каньон Мрачный был отменен и заменен на траверс гребня безымянной вершины в направлении перевала Нижегородского. Цель этого траверса состояла в спуске в долину Бургали и попутном обозрении окрестностей с локальной высшей точки, пока погода позволяла.

Гребень местами узкий, но подниматься по нему просто.

Чтобы взойти на основную вершину, нужно еще подняться на одну маленькую, промежуточную вершинку.

Подъем занял около часа. Вершина — пятачок 3х3 метра, стоит тур, записку мы не нашли и свою не писали. Координаты N62 40' 15'',4572 E140 45' 26'',8564 WGS84 высота 2 726 метра.

Панорама открылась великолепная. Не зря лезли.

В одну сторону ледники в районе Мус-Хаи, видна и сама вершина.

Громадный ледник Клюкина.

В другую - слоистые откосы вершин вокруг Палатки.

Вниз открывается вид на ледники 16 и 23. Перевал Нижегородцев выглядит отсюда совсем несложным.

Верхняя часть ледника 16 растаяла и перевал превратился в крутую, но простую осыпную седловину. Причем с двух сторон. Сейчас он никак не тянет на 2Б.

Спуск с вершины начали по несложным скалам в сторону перевала Нижегородцев, но на сам перевал мы не пошли и по первому же осыпному кулуару начали спускаться вниз на ледник 23. Сверху кулуар не казался крутым. Все двигались с разными скоростями, но спуск на ледник занял меньше часа. На леднике одели кошки.

Ледник в верхней части пологий, почти плоский. Однако, язык поворачивает направо и круто обрывается.

 

Мы двигались сначала по центру ледника, потом ушли левее и уже ниже изгиба перешли на правый его край и сошли на морену.

Вскоре русло ручья, стекающего с ледника, становится сухим, вода уходит в камни, и мы утомительно двигались по сухому руслу, прыгая по камням. Обед устроили на гладких обливных скалах, как только снова обнаружили воду, которая выбивается из-под толщи моренных складок. Ниже долина выполаживается, но вода снова уходит в мелкую гальку. Идти по сухому руслу просто, но утомительно, перед глазами мелькают камни, и голову не поднять вверх.

Шли мы довольно быстро. Наконец вышли в широкую долину Бургали.

Сразу повернули в сторону урочища, где расположен перевал Станция.

Последний километр до перевала дался особенно тяжело. Из распадка перевала Комнано, в каньоне с осыпными стенками до 50 метров высотой течет ручей. Возник он неожиданно, и обойти его невозможно. Сил на его преодоление почти не осталось. Потрясает цвет породы, слагающей все вокруг - он кирпично-желтый. В моем представлении так должны выглядеть железная руда. Мне показалось, что в камнях видны прослойки ржавчины. Вкус воды в ручье как из старой ржавой водопроводной трубы, минеральный, железистый.

Наконец, последний рывок вверх, и показался домик.

Это и есть перевал, и урочище Станция, и домик это остатки бывшей ГМС.

Вблизи оказалось, что домов 3, но состояние их плачевное: окна и двери отсутствуют, внутри грязь, крыши провалившиеся. Где-то я слышал, что теперь пост ГМС работает в автоматическом режиме, но мне в это как то мало верится, кажется что тут все давно мертвое.

К единственной мачте, мы, правда, близко не подходили. Вся территория вокруг загажена мусором: деталями машин и двигателей, консервными банками, бутылками, обрывками тросов, строительным хламом, аккумуляторами и т.п. Нашел даже разбитую лыжу от самолета.

Люди тут жили долго и столько же времени гадили. Возникло ощущение депрессии. Хотелось поскорее уйти отсюда.

Мы насобирали досок и разных деревяшек, и отошли от домиков на 200 метров к маленькому озеру на самой седловине, поскольку стоять в таком гадюшнике желания не было, да и вода была только там.

Поставили палатки на глиняных сухих площадках и долго готовили на ледяном ветру себе ужин.

Костер совсем не согревал, и мы быстро после заката завалились спать.

13 августа

Уже хочется начать расслабляться, но в ближайшие два дня нужно пройти около 50 километров. Нужно себя заставить бороться.

Выходим со стоянки без сожаления, какая-то она оказалась неуютная. Прошли все перевальное плато и подошли к спуску в долину реки Сунтар-Хаята.

Горы, образующие долину имеют фантастическую окраску, наверняка когда-нибудь мощные экскаваторы разгрызут эти склоны. И все вокруг "облагородят", построят не одну станцию, подобную той, у которой мы сегодня ночевали.

Спуск в сухое русло реки неприятный: около 100 метров по крутой живой средней осыпи. Движение по руслу простое, но никакой тропы нет, и идти по камням утомительно и однообразно. Через сорок минут вышли к брошенному в незапамятные времена вездеходу.

В нём всезнающий Сава определил БАТ — большой артиллеристский тягач, которые он еще во времена своей службы в Советской армии видел под Плесецком.

На двигателе нашли дату — 1952 год. Блок предохранителей выглядит как новый, блестит и предохранители целы. Судя по тому, в каком ракурсе машина застыла, она возвращалась со Станции и провалилась. Так ее и бросили.

Воды в русле по-прежнему нет.

Она местами появляется незадолго до того, как в русло впадает приток с ледника Одинокий. После впадения притока долина расширяется, а горы вокруг опять становятся привычно серыми. Появляется первая растительность, трава и кусты, а следом и лиственницы. На одном из поворотов реки четко читается колея от машины или вездехода.

Чем дальше мы идем, тем явственнее чувствуется приближение осени.

На привале впервые за весь поход обнаружили столь обильные кустики спелой голубики и поели от души.

Листики голубики уже бордового цвета. Трава желтеет. Еще проходили небольшое поле дикой и уже спелой ржи. Стебельки невысокие и колоски некрупные, но это рожь. Интересно, что на это обратил внимание только Сава и я. Молодежь даже не знает, как эта самая рожь растет.

Река становится полноводнее, русло разбивается на рукава, на берегах появляется лес.

Сначала мы ему даже обрадовались, надоело ломать ноги на камнях, но пройдя триста метров по лесу и мху, мы вновь вернулись в русло и непрерывно бродили через протоки, идя кратчайшим путем. Вдоль реки идти проще, несмотря на непрерывные броды и нежаркую погоду.

Горы после впадения притока Евроньжи отступают, долина реки Сунтар широкая, а движение по ней однообразное.

Лагерь поставили на высоком правом берегу, на старой оленеводческой стоянке. Виден распадок долины Комнано. За день прошли более 36 километров. Устали, но не запредельно - уже привыкли себя мучить, да и рюкзаки почти пустые. В принципе, здесь мы могли бы оказаться на сутки раньше, если бы не пошли на Станцию.

Вечером, на закате, солнышко осветило ближайшую гору и стало как-то хорошо.

14 августа

Состояние усталости, чувствуется желание поскорее дойти до катамарана и закончить пешую часть. Все как вчера: броды, плесы, разбои. Сунтар стал полноводнее, поэтому бродим крайнюю протоку, выходим на берег, шастаем по кустам. Места уже знакомые, виден распадок реки Нейдагычан, в который мы заходили в горы. Кольцо почти замкнулось, почти...

Встретили оленеводов. На правом берегу Сунтара маленький чум, больше похожий на шалаш. Мы проходили мимо и собаки подняли лай. Два оленевода, оба в резиновых сапогах, непрерывно курят, один молодой, другой старый (так нам показалось), седой, с длинными волосами и без зубов. Рассказали нам, что неделю назад или больше, встретили группу где-то 7 человек с Урала, которые шли на Палатку. Время у них течет непрерывно, нет ориентиров и новостей, и точно они ничего сказать не могут. Интересно, что позже Леша уверял нас, что этот седой с длинными волосами вообще был женщиной. Вот верь после этого мемуарам...

Идем быстро. Любопытства ради замерил свою скорость по GPS и даже удивился — чуть меньше 6 км в час, хотя средняя скорость нашего движения примерно в два раза ниже. Подошли к устью Нейдагычана. Широкое каменное русло, но совсем без воды. А я так рассчитывал на впадение еще хотя бы 5 кубиков! Нам же сплавляться, а тут сплошные разбои!

На берегу стоит оленеводческая избушка, но мы к ней не подходили, людей там не было. На противоположном берегу, далеко, видели оленевода, который гнал маленькое стадо оленей, голов 10-20, через реку, на наш берег. Издалека олени кажутся темными по цвету.

Прошли еще с километр и уже стали искать место, где оставили катамаран, пытаясь узнать насиженное место. Ей богу, если бы не GPS, мы бы рыскали по берегу полдня. Береговая черта однообразна: повороты реки, кусты, валежник и топляк, ивы. К заветной черте ноги бегут сами по себе: вот она протока, вот знакомое бревно, а вот и катамаран. Мы пришли.

Бросаем рюкзаки и идем откапывать свои мешки с вещами и продуктами. Нашли сразу всё, кроме пакета Артема. Копали и в глубь, и в ширь. Мешок исчез. Поверить в то, что его кто-то раскопал, мы не могли, наше захоронение выглядело нетронутым грабителями. Каждый по мере своих сил помогал, но уже никто кроме Артема не верил, что пакет найдется. Но Артему очень хотелось увидеть свои вещи. И он их все-таки откопал, чуть в стороне, прорыв котлован.

Поздний обед, но сегодня все в возбуждении от успеха, всем хочется еще какой-то деятельности. Купаться - прохладно. Бездельничать нету сил. Решаем быстро собраться и пробно сплавиться вниз час-два, до большой воды. Пакуем вещи по гермомешкам. Вроде вещей не так уж и много, но все-таки 5 человек с рюкзаками на катамаране по малорасходной реке это неудобно.

Сплав начался интенсивно, течение шустрое, почти на каждом повороте плес и разбой, но мы быстро освоились с веслами, с управляемостью и, хотя и нервно, шли почти без ошибок по главной струе. Впрочем, одна ошибка все-таки была. На крутом левом повороте река оказалась перегорожена стволом упавшего дерева. На это обстоятельство я среагировал вяло, и в итоге, после прохождения препятствия мы ощутили, что конфигурация левого баллона как-то изменилась. После чалки на левом берегу выяснилось, что оболочка баллона буквально распорота от носа до кормы.

К счастью, сам баллон был цел. Из-за гор надвигалась туча, и стало понятно, что ремонт судна будет в осложнен погодными условиями. На зашивание дыры ушла катушка лавсановых ниток, но мы справились в 8 рук за час.

Засыпал я с надеждой, что самое сложное уже позади, а река теперь стала почти подмосковной.

15 августа

Утро полно надежд и тревог. У нас осталось ровно 2 дня на почти 100-километровый участок сплава. Ясно, что если наш катамаран прикажет долго жить или потребует серьезного и длительного ремонта, то на свою машину и самолет мы, скорее всего, не успеем.

С легким волнением накачали спущенный баллон. Все отлично, держит как новенький. Начали привязывать рюкзаки. И тут раздался резкий звук: под действием груза и солнца сделанная из "галантерейки" оболочка свежезашитого баллона лопнула в новом месте. Ткань истлела от времени и потеряла прочность. Нужно снова шить, но кроме этого шов необходимо убрать из-под днища, то есть баллон нужно отвязывать и переворачивать. Быстро, наверное от отчаянья, сделали и эту работу и наконец отчалили.

На наше счастье вскоре река действительно почти потеряла силу и спокойно текла в широкой долине. Почти все рукава собираются в одно русло. Потом течение исчезло совсем, на горизонте показалась полоска белоснежного льда.

Вскоре мы оказались в ледовых берегах

и шли наперегонки c разного размера льдинами-айсбергами, которые иногда откалывались от нависающего прибрежного льда прямо на наших глазах.

Река обмелела, превратилось в огромное стоячее болото со льдами, и нам дружно пришлось каждые три минуты заниматься проводкой катамарана от одной протоки до другой.

Дело это не из приятных: дно песчаное, зыбкое, да и вода не парное молоко. Теперь нас беспокоила недопустимо низкая скорость сплава.

В какой-то момент решили идти на веслах, скорость возросла до 6 километров в час, но долго в таком режиме мы не могли продержаться, поскольку наша коленная посадка без полотенец превратила наши ноги в костыли.

Горы совсем расступились, река набрала силу, но тревога, что мы опять опаздываем, не давала сносить мучения спокойно.

Погода испортилась, выползли тучи и поднялся ледяной ветер.

Хорошо видно, как из сизых клубов вниз по долине, буквально в сотне метров от нас, проливался дождь.

Но самое интересное на сегодня было припасено на конец дня, когда в начавшихся сумерках мы уже собирались чалится на первом же удобном месте. Струя вдруг приобрела силу и скорость и затащила наш полуспущенный катамаран в красивый и интересный многоступенчатый порог на входе в каньон, который я бы охарактеризовал никак не ниже 3 категории сложности (а может и сложнее).

Препятствие мы прошли чисто, сходу, успев мобилизоваться, и после этой внезапной встряски зачалились на левом берегу сразу за порогом на уютной полянке. Никаких следов человека мы тут не обнаружили, что было очень странно. В таком месте в Карелии стояли бы десятки групп.

Лоции на реку у меня не было в принципе, все сведения о сплаве были почерпнуты только из рассказов Семена, которые теперь мы всей командой судорожно и дотошно пытались вспомнить буквально по фразам. Безуспешно, в памяти отложились только его слова: "Там пороги есть, ну вы пройдете". Вечером, уже почти в темноте, неугомонный Сава и его помощник Артем полезли в реку ставить сеть. Никто в эту затею не верил, хотя улов ниже порога был, с моей точки зрения, самый что ни есть рыбный.

16 августа

Утро началось с Савиных торжествующих воплей. В сети оказалось 5 приличных рыбин: четыре хариуса и ленок.

Его ночные купания были не напрасны. Хозяйственный Леша быстро рыбу почистил и мы решили сварить в обед уху.

Катамаран наш тихо помирал, ткань на злополучном баллоне расползалась уже по всей поверхности. Мы решили, что реанимировать его уже не стоит: река полноводная, никаких коряг и проводок больше не предвидится, а вчерашний порог - это недоразумение, которое благополучно закончилось. Относительно каньона, на входе в который мы ночевали, мы оказались правы: каньон без порогов, только несколько несерьезных перекатов.

Ниже каньона река широкая, опять встречаются протоки, участки с течением чередуются с плесами. Спортивным такой сплав не назовешь. Стало прохладнее. Обед готовили при сильном ветре. Было ощущение тревоги, ожидание ливня и затяжного дождя. Сава героически стоя в воде, орудовал ножом, подготавливая рыбу для ухи. Одно неосторожное движение, и он оступился и грохнулся в реку. Хорошо, что у нас уже полыхал костер, и наш герой не замерз. Его подвиг не пропал даром: уха получилась на славу.

Дальнейший сплав был однообразно тяжел: не было уже никаких сил ни стоять на коленях, ни сидеть на рюкзаке, ни махать веслом.

Болело все: и ноги, и спина, и зад. Сначала полдня мы медленно плыли в сторону какой-то горы, потом полдня также медленно плыли от нее. На одном из поворотов я заметил, что баллон наш опять норовит вылезти из лохмотьев оболочки. Пришлось чалиться и пропускать вокруг него усиливающую веревку, чтобы он от нас окончательно не ушел.

Мы все еще ждали от реки подвоха, и в конце дня последний каньон перед мостом через Сутар все-таки оказался с сюрпризом. Река на участке в пару километров пробивает сквозь скалы проход и падает непрерывной чередой порогов 3-4 категории сложности. Между порогами, как правило, есть плёсики, мне так сейчас кажется. Хотя были и связки, когда один порог плавно переходил в другой. Мы прошли весь каскад из десяти порогов сходу, без просмотра, практически чисто. Пороги интересные, но струя не бешеная, расход кубиков 25. Возможности сфотографировать хотя бы часть каньона и передохнуть у меня не было, непрерывное махание веслом. Скалы напоминают карельские пейзажи, только вместо елок лиственницы. Пороги представляют из себя слаломные сливы между камнями с заходом по троечной шивере. Воды для безопасного прохождения было достаточно и не чрезмерно много, что бы сломать наше судно. Сейчас только положительные эмоции, которые скрасили нудный тяжелый день. Мне каскад не показался супер сложным.

Ниже каньона река течет шустро, в русле встречаются обливные камушки.

В сумерках уже плохо видно. Наконец впереди показался мост.

На правом берегу мужик разбирал ярко-красный катамаран, бродили какие-то люди. Это была завершившая сплав плановая группа под руководством Семена. Зачалились и мы. В группе у Семена в основном женщины, некоторые в огромных марлевых накомарниках, больше напоминавших паранджу. Решили перечалиться на левый берег. Там чудесная полянка в лиственной рощице, и с дровами попроще. Все, поход закончился.

17-19 августа

В полдень приехал Артур. Мы успели просушить катамаран и быстро собрали вещи. Обратная дорога показалась короче. Очень живописны участки старого колымского тракта ранней осенью. Новая дорога теперь проходит через Кюбеме — Усть-Неру, минуя участок через Томтор. Реку Кюбеме переезжали вброд, автомобильный мост просел и закрыт. Обедали в поселке Теплый Ключ. Нигде не задерживались, только пару часов потеряли на переправе через Алдан и на шиномонтаж, в Хандыге. В 6 утра мы были уже в Якутске, на левом берегу Лены. Артур привез нас к подъезду частной мини-гостиницы "Метро" (ул Дзержинского 40/5), где мы и расположились. Гостиница — обычная многокомнатная квартира, слегка перестроенная. После того как привели себя в порядок и немного отдохнули, у администратора гостиницы Татьяны выяснили набор достопримечательностей города. Набор не так уж велик. Из всего предложенного мы выбрали институт Мерзлотоведения, краеведческий музей и прогулку по городу. Если бы было время, можно было бы съездить посмотреть на Ленские столбы.

Пошли в центр по улице Дзержинского, позавтракали в какой-то забегаловке-буфете на главной площади. Продавщица сразу определила в нас приезжих, поскольку Леша купил йогурт. Местные, по словам продавщицы, йогурты не покупают.

На городском ПАЗике (тут только такие автобусы) доехали до института мерзлотоведения. Перед институтом гипсовый мамонт в клумбе, с каким-то неприличным хвостом.

В институте встретили нашего экскурсовода по мерзлоте, девушку Алену. Экскурсия , которая обошлась нам в 1200 рублей, произвела неизгладимая впечатление. Нас провели в подвал, где вырыта 12 метровая пещера. Стенки пещеры действительно покрыты кристаллами льда. Больше смотреть было не на что. Узнать ничего нового тоже не удалось. Девушка Алена бормотала какие-то заученные фразы и не смогла ответить на наши вопросы. Не знаю, на какой уровень образования была ориентирована эта экскурсия, но мы расценили подобный сервис как развод.

С похожей экскурсией мы столкнулись в краеведческом музее. Правда она стоила смешные деньги, но ощущение, что все местные научные сотрудники недоучились в школе — оставила. Ее проводил какой-то молодой сотрудник, который зачитывал с ошибками содержимое надписей на стендах. На вопросы он тоже не отвечал.

При этом на краеведческий музей мы потратили больше двух часов, экспозиция действительно интересная. Во дворе музея стоит памятник Емельяну Ярославскому. Хотя здесь его ценят как ученого и краеведа, второго памятника соратнику вождя и идеолога большевизма я не припомню. Конечно и памятник Ленину и Дзержинскому на своих местах. Наверное, это правильно, в истории города Якутска это действующие лица.

Еще мы обошли полгорода в поисках точки общепита, в которой можно было бы съесть хоть что-нибудь горячее не из СВЧ-печки. Может быть это блажь, но так хотелось. И не нашли. А в какой-то супер-пафосный ресторан нас не пустили, потому что швейцару не понравились наши кроссовки. Зря они так с нами.

Посетили "старый" квартал. Тут участок новодельной деревянной застройки, под старину. Почти все подлинные памятники недлинной истории в городе уничтожили за последние годы. На бывшей набережной стоит величественный памятник основателю города Якутска сотнику Петру Бекетову, недавно поставленного на средства президента холдинга "Алмазы Якутии".

Город оставил смешанные чувства. Новые здания в центре сверкают цветными стеклами и тут же рядом полуразвалившиеся деревянные бараки с удобствами во дворе, кривыми балконами и трубы со свисающей стеклотканью во дворах и через улицы. Кругом лозунги, вдохновляющие на борьбу: "Национальные проекты - наш приоритет", "From children's sport to olympic medals", "Oh sport, you are peace", "Качественное образование - сильная Россия", "Знание, основанное на нравственности,- вот наша цель", "Время работать вместе" и другие.

Когда мы вернулись в гостиницу, нас огорошили тем, что хотели содрать с нас плату за два дня проживания. Все бы ничего, но во-первых мы так с Татьяной не договаривались, договаривались как раз по-другому, а во-вторых 6000 рублей-то не лишние. Администратор долго не могла понять в чем дело, почему мы не сдаемся, и, наконец, с жалостью на лице выдала фразу, звучащую как приговор неудачникам: "Я вижу вы москвичи, а с деньгами у вас проблемы." После института мерзлотоведения, краеведческого музея и ресторана с СВЧ-печкой мы были готовы кусаться за каждый рубль. Пришлось, рано утром 19 августа, покинуть сей постоялый двор, с гордо поднятой головой.

Выводы

Поход получился. Основная цель похода была познакомиться с горной страной Сунтар-Хаята, про которую еще 2 года назад я почти ничего не слышал, и знакомство состоялось.

Мы сходили в район, куда еще редко добираются туристские группы из центральной России. Это связано с большой удаленностью от крупных городов, где туризм развит, и с чрезвычайной дороговизной транспортной составляющей. Тем не менее, я полагаю, что туристские группы на Сунтар-Хаята будут ходить. Снежные вершины, нетронутая природа, категорийные препятствия, отсутствие людей будут привлекать любителей активного отдыха. Конечно, там нет пятитысячников, наверное, альпинисты и горники туда не поедут. Думаю, что любой водораздел там можно преодолеть через перевал не сложнее 1Б. Но туристам-пешеходникам есть куда подняться и поставить свой тур.

Мой отпуск мог быть и 23 дня, теперь я это знаю, и мы смогли бы в спокойном темпе взойти на Мус-Хаю и пройти еще несколько перевалов, забраться на другие обзорные точки — мы этого хотели. Поход получился бы еще насыщеннее и интереснее. Порыбачить и отдохнуть на Сунтаре тоже есть где.

Ущелье безымянного ручья в районе горы Палатка было сумрачно и красиво, я полагаю, что почти никем не посещалось. Перевал, который мы при этом прошли несложен технически, 1А, мы назвали его Ошибочным. Было приятное ощущение победы, когда мы на него взошли. С него можно по хребту пройти на перевал Разведочный, такой маршрут читался, для меня он был бы интересен, но мы его не прошли из-за погоды. Взошли на вершину Палатки. Вершина технически несложная, но не так уж много людей на нее забиралось. Вид вокруг с нее в хорошую погоду прекрасный, нам повезло. Горы северного массива Сунтар-Хаята красивы, но не высоки. Красив большой водопад на реке Нейдагычан.

Долины на Сунтар-Хаята заполнены моренными обломками, часто с каньонами, без растительности и суровы. Движение не всегда простое. Движение по лесу и тундре сложное. В первом случае из-за мха и неровности рельефа под ногами, во втором из-за непрерывного болота и кочек. Троп и дорог почти нет, ну или мы их не нашли, как ни старались. Те тропы, по которым мы шли, либо идут по сухому ровному месту, где без нее можно обойтись, либо наоборот, заполнены водой и создают дополнительное препятствие. Тем не менее, шли мы быстро и проходили помногу. Хождение по долинам рек сопряжено с постоянными бродами. Что касается предгорий, то, по-моему, идти можно по любой долине по азимуту предварительно ни с кем не консультируясь.

Комары и мошка нас не донимали почти совсем, что странно, но приятно. Из подножного корма встречаются традиционные таежные дары: голубика, грибы (маслята и подберезовики), смородина.

Сплав по реке Сунтар задумывался как чисто транспортный. Но свой элемент оживления он, безусловно, внес. Я никогда раньше не ходил на катамаране среди льдов и не зашивал пробоин длиной 4 метра. Неожиданным явилось наличие спортивных порогов 3-4 категории сложности на реке.

Схемы маршрута

река Сунтар и гора Палатка

Красным цветом отмечена пешая часть, зеленым — водная.

Схема района горы Палатка из книжки Седова

перевалы в районе горы Палатка

Спасибо, что прочитали. Пишите, с удовольствием пообщаюсь.

Оригинал публикации
Маслов Дмитрий
Ноябрь 2009