Перейти к содержимому

Ссылка

Современные российские автомобили вполне могут составить конкуренцию известным зарубежным маркам : Ниссан, Фольксваген, Тойота и БМВ. Особенно, если рассматривать самую популярную модель из продукции АвтоВАЗа Ладу Калину, машину которой отдает предпочтение большая часть российских автолюбителей. Благодаря модернизированному двигателю и улучшенной модификации кузова, а также новому современному салону, покупка компактного автомобиля, выпускаемого заводом ВАЗ становится предпочтительнее приобретения иностранных малолитражек.

1347824558_1

...читать далее "Самый популярный отечественный автомобиль — Лада Калина"

http://www.rg.ru/2012/01/30/faith.html
(«Российская газета» — Федеральный выпуск №5691 (18))

Она написала в мой блокнот свой адрес и сказала: странно, но мое имя в зависимости от его произношения на русском переводится и как «лицо», и как «судьба». Не знаю, что вам понравится больше...

Ее лицо мне понравилось сразу, оно было по-прежнему красивым, время, в отличие от Бродского, не уделило ей пристального внимания. О ее судьбе я не знал практически ничего.

За пятнадцать лет, прошедших после его смерти, она не напечатала воспоминаний, не дала ни одного интервью, не опубликовала писем, адресованных ей. Она никак не комментировала посвященные ей стихи.

«На Прачечном мосту, где мы с тобой/ уподоблялись стрелкам циферблата,/ обнявшимся в двенадцать перед тем,/ как не на сутки, а навек расстаться,/ — сегодня здесь, на Прачечном мосту,/ рыбак, страдая комплексом Нарцисса,/ таращится, забыв о поплавке, на зыбкое свое изображенье. /...он смотрится спокойно в наши воды/ и даже узнает себя. Ему/ река теперь принадлежит по праву,/ как дом, в который зеркало внесли,/ но жить не стали».

Во всех поэтических сборниках Иосифа Бродского, где есть это стихотворенье, над первой строчкой стоят буквы «F.W.». Это означает, что стихи посвящены ей, моей собеседнице. Ее зовут Фейс Вигзелл.

— Как вы познакомились с Бродским? Какое впечатление он на вас произвел, когда вы встретились с ним впервые?

— По-моему это было в марте 1968 года. Я приехала в Ленинград на шесть недель в командировку в связи с научной работой, которой я занималась в Лондонском университете.

— И что это была за работа?

— Я занималась древнерусской литературой.

— О, господи!

— Ну это еще что! Спросите меня, чем я занимаюсь сейчас.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Сейчас я пишу работу о коммерческой магии в России сегодня.

— Я даже не могу предположить, что это такое...

— Ну это всякие колдуны, гадалки, маги, астрологи...

— Круто. Но давайте вернемся к Бродскому.

— Хорошо. Так вот, я приехала в Ленинград и тут же позвонила своим старым знакомым: Ромасу и Эле Катилюсам. Дело в том, что в 63-м и 64-м годах я училась в Ленинграде и тогда познакомилась с Катилюсами, с Дианой Абаевой, которая потом станет Дианой Майерс и будет работать со мной на кафедре Лондонского университета. Ну это будет потом. А тогда, в начале шестидесятых, мы только познакомились, только подружились. Это были замечательные люди — добрые, отзывчивые, увлеченные поэзией, искусством, относившиеся к советской власти так, как она того заслуживала. Они были технарями: Ромас — физик-теоретик в институте полупроводников, Диана — напротив — была гуманитарием. Словом, я позвонила Катилюсам и они с радостью пригласили меня в гости в тот же вечер. Конечно же я приехала в их огромную комнату в коммуналке на улице Чайковского...

Но кроме моих друзей я застала в этой комнате незнакомого мне молодого человека. Он сразу обратил на себя внимание.

— Почему?

— Во-первых, у него была такая очень необычная улыбка.

— Что значит необычная?

— Как бы это сказать... Она была застенчивой, точнее робкой. Да, да — робкой. И голос.

— А что голос?

— Ну, он был очень особенным... С тех пор я не встречала такого голоса ни у кого больше. Голос производил потрясающее впечатление, когда он читал стихи...

— И это был Бродский?

— И это был Бродский. Оказалось, что он давно знаком и с Катилюсами, и с Дианой. Так мы познакомились с ним. У Катилюсов был маленький ребенок и поэтому гостям не следовало засиживаться. Поздним вечером мы с Иосифом вышли на улицу Чайковского и он пошел провожать меня до гостиницы. Так, собственно, все и началось.

— И вы, конечно же, говорили о литературе?

Она смеется: Не только, не только...

Вообще-то у нас с Иосифом оказался еще один общий знакомый — Толя Найман. Когда это выяснилось, я решила сделать им обоим подарок. Я привезла из Лондона большую (по-моему, литровую) бутылку виски. В то время в России виски в обычных магазинах не продавался. Они приняли подарок более чем благосклонно, но затем произошло нечто совершенно ужасное с моей точки зрения: они вдвоем выпили за вечер всю бутылку. Я была абсолютно потрясена. Я их спрашивала: почему вы выпили всю бутылку? Они только пожимали плечами.

Когда кончились ее шесть недель в Ленинграде и она должна была уехать домой, в Лондон — выяснилось, что кроме новых впечатлений, материалов для работы, милых сувениров в ее багаже оказалось нечто куда боле серьезное: предложение руки и сердца ленинградского поэта Иосифа Бродского. И когда ее лицо в последний раз улыбнулось ему в аэропорту Пулково, началась Faith как судьба.

Она вернулась в Лондон и спустя четыре года вышла замуж. За американца, жившего в Англии. В 1972 году, когда Бродского выгнали из СССР, он вместе с великим Уистаном Хью Оденом прилетел в Лондон на международный фестиваль поэзии. Фейс была беременна первым ребенком. Для него это был удар. Она старалась меньше встречаться с ним, чтобы не заставлять его страдать.

— В 78-м году я разошлась с мужем. Время от времени мы виделись с Иосифом. Но я всегда оставляла инициативу за ним... Однажды он приехал с Марией, со своей женой. Они приехали в Лондон из Швеции, где поженились. Он хотел, чтобы я познакомилась с ней.

Он подошел ко мне на приеме в Британской Академии, сказал, что хочет, чтобы я с ней встретилась, и что она выглядит немного похожей на меня, когда я была моложе (что я восприняла как большой комплимент). Насколько я помню, мы с Марией пожали друг другу руки и не более, поскольку слишком много людей хотели с ними поговорить.

Мы виделись с ним в тот день, когда он получил Нобелевскую премию. Тогда Иосиф оказался в Лондоне. Он жил в Хэмстеде, по-моему, у Дианы Майерс. И когда узнал о присуждении ему Нобелевской премии, попросил меня прийти к Диане на вечеринку, чтобы отметить это событие. Было весело, кроме того, Диана великолепно готовит...

— Как вы относитесь к тем стихам, которые он посвятил вам: для вас это просто стихи Бродского или это стихотворные письма Фейс Вигзелл?

— Я не могу относиться к ним просто как к стихам Бродского, я читаю их только для себя.

— А что вам вообще нравится в его поэзии?

— Скорее то, что написано им в России, в Ленинграде и в Норенской. Тот период, когда он стал переводить Джона Донна.

— А что вы любите из его эссеистики?

— То, что он написал о Венеции. «Набережную Неисцелимых».

— Вы видели его могилу на венецианском кладбище Сан-Микеле?

— Нет, не видела. Вообще, я была в его любимой Венеции только один раз, в юности.

— А я однажды оказался на Сан-Микеле, когда на Венецию обрушился снегопад и надгробие Бродского оказалось под снежным сугробом, как в его любимом Ленинграде...

— Да, да, он очень любил снег, именно сугробы...

...Мы постояли еще некоторое время молча: я вспоминал заснеженное Сан-Микеле, о чем вспоминала она — не знаю. За окном гостеприимного дома, где мы встретились с ней, был поздний осенний лондонский вечер. Честно говоря, я был полон чувством благодарности к этой женщине. За то, что Бродский был счастлив с ней, за то, что она рассказала о нем с теплотой и любовью.

Теперь я думаю, что более всего в той истории было как раз судьбы, фатума, который разрушил их краткий союз на земле. Но не затем ли, чтобы навсегда остались живы строчки этого стишка: «Вот место нашей встречи. Грот/ заоблачный. Беседка в тучах./ Приют гостеприимный. Род/ угла; притом, один из лучших... /Вот то, что нам с тобой дано./ Надолго. Навсегда. До гроба./ Невидимым друг другу. Но/ оттуда обозримы оба...».

— Пора, сказала она, — я вызову такси. Вот мой адрес. Знаете, это странно, но мое имя в зависимости от произношения на русском переводится и как «лицо», и как «судьба». Не знаю, что вам понравится больше.

Этот шумерский текст восходит к десятому или одиннадцатому веку до P. X. и среди специалистов известен как «Диалог о пессимизме», В древности он воспринимался как философский, в наше время многие считают его скорее шуточным. Для перевода я пользовался двумя подстрочными переложениями: Babylonian Wisdom Literature by W. G. Lambert (Oxford, I960) и Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament, by James B. Pritchard (Princeton, 1955). — Примечание И. Бродского.

Предлагаемый русский текст, так же как и тексты, опубликованные в № 3 «Звез­ды» (1998), представляет собой дословный подстрочный перевод, сделанный с целью дать русским читателям, недостаточно владеющим английским языком, пусть самое отдаленное представление об англоязычном поэтическом наследии Иосифа Бродского. Перевод осуществлен по сборнику «То Urania» (N.Y., 1988; по составу сборник не соответствует русской книге «Урания»). — Переводчик.

1
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Скорей! Колесницу с конями! Я поеду во дворец!
— Поезжай во дворец, хозяин. Поезжай во дворец.
Царь будет рад тебя видеть и будет к тебе благосклонен.
— Нет, раб. Не поеду я во дворец.
— И не надо, хозяин. Не езди во дворец.
Царь пошлет тебя в дальний поход,
в незнакомый путь, по враждебным горам;
будешь из-за него страдать и мучиться день и ночь.

2
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Принеси воды, омой мне руки: я буду ужинать.
— Ужинай, хозяин. Ешь свой ужин.
Когда часто ешь, радуется душа. Ужин человека —
ужин его бога, а чистые руки заметит сам Шамаш.
— Нет, раб. Я не буду ужинать.
— Не ужинай, хозяин. Не ешь ужин.
Питье и жажда, пища и голод
никогда не расстаются с людьми, не говоря — друг с другом.

3
— Рабг пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Скорей! Колесницу с конями! Я поеду кататься в поля!
— Ну конечно, хозяин, езжай. Вольный скиталец
всегда набьет себе брюхо, уличный пес всегда
найдет себе кость, залетная ласточка лучше знает, как вить гнездо,
дикий осел найдет траву в самой сухой пустыне.
— Нет, раб. Не поеду кататься в поля.
— И не надо, хозяин. Не стоит.
Участь скитальца решает случай.
Уличный пес теряет зубы. Гнездо
залетной ласточки заливают известкой.
Дикий осел спит на голой земле.

4
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я хочу завести семью, нарожать детей.
— Хорошая мысль, хозяин. Заведи семью, заведи семью.
Дети хранят отцовское имя и повторяют его в поминальных молитвах.
— Нет, раб. Не заведу я семью, не заведу детей!
— И не надо, хозяин. Конечно, не надо.
Семья как разбитая дверь, все петли скрипят.
Только один на троих из детей здоров, две трети всегда больны.
— Так что, заводить семью? — Нет, не заводи.
Кто заводит семью, расточает отцовский дом.

5
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я уступлю своим врагам;
на суде я буду молчать перед клеветниками.
— Верно, хозяин. Верно! Уступи врагам,
молчи перед клеветниками.
— Нет, раб! Не буду молчать и не уступлю им!
— Не уступай, мой хозяин, и не молчи!
Даже если ты вовсе не раскроешь рта,
будут враги беспощадно жестоки к тебе, и будет их много.

6
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я хочу сотворить злое дело, понял?
— Сотвори, хозяин. Конечно, сотвори злое дело.
Ибо как же иначе набить себе брюхо?
Как, не творя злого дела, тепло одеться?
— Нет, раб! Не буду творить злых дел!
— Злодеев потом убивают или сдирают живьем кожу и ослепляют,
а то — ослепляют, сдирают живьем кожу и бросают в темницу.

7
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я хочу влюбиться в женщину. — Влюбись, мой хозяин! Влюбись!
Кто влюбляется в женщину, забывает печали и горе.
— Нет, раб! Не буду влюбляться в женщину!
— Не влюбляйся, хозяин. Не надо.
Женщина — это силок, западня, темный капкан.
Женщина — острый стальной нож по горлу мужскому во тьме.

8
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Скорей принеси воды, я омою руки: хочу принести жертву богу.
— Принеси жертву богу, принеси жертву богу.
Кто приносит жертву богу, наполняет сердце богатством;
он проникается щедростью и раскрывает свой кошелек.
— Нет, раб. Не буду я приносить жертву.
— Ты прав, хозяин. Не надо!
Разве приучишь бога ходить за тобой, будто пса!
Он все время требует послушания, обрядов, жертв!

9
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я хочу вложить деньги с процентом, я дам денег в долг под процент!
— Да, вложи деньги с процентом, ссуди деньги под процент!
Кто деньги дает под процент, сохраняет свое и имеет огромную прибыль.
— Нет, раб! Не буду ссужать и вкладывать тоже не буду!
— Не ссужай, мой хозяин. Не делай вклада.
В долг давать — что женщину полюбить; а получать — что иметь дурных детей:
люди всегда клянут тех, чей хлеб едят.
Они тебя невзлюбят или будут стараться уменьшить прибыль.

10
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Я совершу подвиг на благо страны!
— Ты молодец, хозяин, ты молодец! Соверши!
Имя свершившего подвиг на благо страны попадет в золотую печать Мардука.
— Нет, раб! Не буду я подвигов совершать на благо страны.
— И не надо, хозяин. Не стоит.
Встань и пройдись пешком по древним руинам,
погляди на черепа простолюдинов и знати:
кто из них был злодей, кто — благодетель?

11
— Раб, пойди сюда, послужи мне! — Да, мой хозяин. Чем?
— Если все это так, то что есть добро?
— Это если тебе сломать шею и мне
и бросить обоих в реку — вот и будет добро!
Кто из людей своим ростом до неба достанет?
Кто широтой обоймет равнины и горы?
— Ну, раз так, я должен убить тебя, раб. Лучше пусть сперва ты, а я после.
— Значит, хозяин думает, что сможет прожить без меня целых три дня?

[1987]
Перевод с английскою Александра Сумершна

Ссылка

Маленькая фишка, облегчающая жизнь. Я часто всегда снимаю на одну карточку и панорамы, и всё остальное. А потом дома пытаюсь понять — этот кадр к какой панораме относится? Или он вообще отдельно?

Уже даже прошу всех окружающих ласково напоминать мне, когда они видят, что я вожу объективом: «Сними руку между панорамами, чтобы понять, где они заканчиваются!» Но когда я один, это не срабатывает. Смеху добавляет, когда посреди панорамы брак, тут же переснятый, но который я забыл удалить.

В Лайтруме у меня есть цветовая кодировка — синий цвет для исходников панорам. Сначала я помечаю все исходники синим, потом группирую в стеки. А потом, после обработки, экспортирую каждый стек в соответствующую папку с порядковым номером этого стека.

В общем, решение организационное

Файлы просматриваются в Лайтруме в крупном формате. На нём виднее, как идёт панорама. Каждый кадр, отнесённый к панораме, помечается… Вот тут новое: он помечается то синим, то зелёным цветом (клавиши «8» и «9» соответственно). Первая панорама синяя, вторая зелёная, третья — опять синяя, четвёртая — зелёная, и так далее, шахматная доска. Если я вижу кадр, который брак, я снимаю с него цветовой маркер.

После я нижайше прошу Лайтрум показать мне только файлы, отмеченные синим и зелёным. Он показывает, убирая пропуски с браком или дублями, И тут уже очень легко быстро выделить нужную группу, поменять при необходимости цвет и объединить фотки в стек. Вуаля. Как нас учил Тейлор, давайте группировать схожие операции для повышения производительности.

Источник

2

Наверняка, те кто пытался установить утилиту Adobe Camera Raw на компьютер, работающий под Windows 7, получали такое или похожее сообщение: обновление неприменимо, установка невозможна и прочее, в том же духе...

Способ решения проблемы проще, чем может показаться. Однако, автор этих строк потратил почти два часа, пока нашёл нужную информацию. Поэтому, запишем универсальный рецепт здесь, чтобы навсегда был под рукой.

...читать далее "Adobe Camera Raw — обновление неприменимо"

Пока свежи впечатления, решил отписать отчётик, не откладывая в долгий ящик.

Вчера только вернулся из карельских лесов. Планов было – громадьё. Хотел и поохотиться, и порыбачить, и заодно отстроить себе новую избушку. А в основном хотелось вспомнить старое – как в этих местах когда-то у меня был свой участок, я жил в землянке и промышлял норку да куничку. Ностальгия замучила, засиделся… И от компьютера пора немного отдохнуть, чтобы руки не возомнили себе, будто только для клавиатуры ко мне приделаны.

Осень была чудесная. Долго выбирал момент, чтобы заброситься на участок к сроку – желательно за недельку до ледостава. чтобы успеть наловить побольше рыбёшки на приманку и успеть построиться до наступления холодов. Но помешали планы на работе и причуды природы. Короче, опоздал я, и опоздал существенно. От этого вся поездка вышла наперекосяк. Ну, что есть – то и есть. Поправлять уже поздно. Начну с самого начала.

Собрался я по привычке основательно. С собой взял около 150 кг всякого полезного груза. В основном, это продукты и инструмент, лодка, сети, капканы. Тяжеловато для одного, но так спокойнее. Вот всё моё богатство – даже моя собака Чернуша глядит на меня с подозрением – часом не тронулся ли хозяин умом? Как он это всё тащить собирается, уж не меня ли запрячь хочет?

после летнего безумия
...читать далее "Зима в лесах Карелии — после летнего безумия"

Беспредел — ударение на последнем слоге, мужского рода.

1. Жаргонизированная разговорная речь, молодёжный жаргон (неодобрительное) — непристойное, вызывающее поведение; разгул.
2. Жаргонизированная разговорная речь, молодёжный жаргон, милицейский жаргон (неодобрительное) — беззаконие, самодурство; тотальное бесправие.
3. Милицейский жаргон — преступление с применением жестокого физического насилия.
4. Уголовный жаргон — группировка воров, отошедших от воровских обычаев и традиций; группировка заключенных, не придерживающаяся воровских законов.
5. Уголовный жаргон — сотрудник уголовного розыска; вор, не принадлежащий ни к одной воровской группировке.
6. Уголовный жаргон — вор, ушедший из воровской среды и прекративший преступную деятельность.

Источник: Большой Словарь русского жаргона, составители Мокиенко и Никитина, 2001 год.

Беспредел значение словаФотография неизвестного автора

...читать далее "Беспредел — точное значение слова"