Перейти к содержимому

Много лет подряд, в одно и то же время, мне снится снег. Недолго, несколько ночей подряд. Сегодня смотрел это кино снова: широкое русло Восточной Хандыги, бесконечные поля целины, я гоню перегретый советский «Буран» на максимальных оборотах и думаю, что надо спросить моего друга Юрку, где он ухитрился отыскать новый поршень вместо прогоревшего, который я докатал.

По этим снам я определяю время. Так приходит ко мне сентябрь. Так начинается ожидание настоящего Большого Снега.

Осталось два месяца. Или три. Зима будет лучше...

Ожидание снега

Река Восточная Хандыга, вид с Черного прижима
 Автор фотографии неизвестен

Сандра Браун стала первой чернокожей женщиной в полиции Окленда (Окленд — город, расположенный в округе Аламида, штат Калифорния, США). На фотографии, сделанной в 1970 году, она проходит инструктаж по обращению с огнестрельным оружием.

...читать далее "Первая среди белых"

В конце концов, священнослужители были такими же людьми, как и их паства, с теми же иллюзиями, с теми же надеждами, с тем же горячим стремлением вернуться домой…

Наталья Старосельская

деревянные церкви Руси

Часовня у дороги
 Фотография неизвестного автора

Иван Бортник, пожалуй, единственный из друзей Высоцкого, кто не написал воспоминания о нем. Актер считал себя не в праве предаваться воспоминаниям, тем более и дружбой их отношения назвать не мог - вместе играли в одном театре, выпивали-зашивались, любили одну и ту же компанию. Но тем не менее Высоцкий посвятил Ивану несколько песен - не каждый его друг-приятель удостаивался такой чести.

 
Владимир Высоцкий и Иван Бортник

Владимир Высоцкий и Иван Бортник на 60–летии Юрия Любимова в театре на Таганке.
Автор снимка Александр Стернин.
30 сентября 1977 года

 
...читать далее "Порядочность ушедшего столетия"

По воспоминаниям Плотникова, в 1987 году, когда снимался киношедевр, Евстигнеев переживал тяжелый период. В тот год завершился раздел МХАТа, и многие соратники покинули Олега Ефремова. Евстигнеев остался верен, как и всегда. Только попросил (он был после инфаркта) не давать больше новые роли, а позволить доиграть старые. И услышал в ответ: «Тогда уходи на пенсию».

Евстигнеев тогда переживал очень мощное испытание, связанное с Ефремовым, МХАТом. И мне кажется, что этот узел глубоких переживаний полностью лег в Преображенского. Человека, который сам себя сделал, который владеет профессией. Который необходим людям, обществу. И вдруг из–под него уходит опора... Евгений Александрович переживал то же самое. И когда Преображенский говорит: «Дайте мне такую бумагу, чтобы была, как броня!..» – это Евстигнеев от своей больной души говорит!

Он искал защиты и нашел спасение в этой работе. Возможно, наше кино обогатилось благодаря тому, что Евстигнеев был в таком состоянии.

 
000

Фото: sobesednik.ru

Когда знаменитый писатель Вениамин Каверин только приступил к наброскам плана «Двух капитанов», его старший брат Лев Зильбер выл от боли, получая удары коваными сапогами под ребра и корчась на каменном полу Бутырки. Из него выбивали признание в намерении заразить Москву энцефалитом через водопровод. <...>

Всего пару месяцев назад ...