Перейти к содержимому

Заговоренные дрожки (Константы Ильдефонс Галчинский)

                Наталии, маленькому фонарику
                заговоренных дрожек

    1

        Allegro 

    Верить мне – не неволю.
    Но лжи здесь нету ни грамма.
    Шесть слов – и не боле –
    имела та телеграмма:

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ.

    Волосы дыбом встали.
    Стукнул зубом от страха.
    Сразу вспомнил Бен-Али,
    нашего черного мага.
    Память моя прекрасна,
    помню все, слово в слово:

    "...заговорить коляску –
    это проще простого.
    Нужно кучеру в очи
    сверкнуть специальной брошкой
    и он заколдован тотчас,
    а также и сами дрожки,
    но коня – невозможно..."

    Номер набрал осторожно
    – Будьте добры Бен-Али...
    В ответ тяжело вздохнули.
    – Мне кажется, заколдовали
    лошадь...
    – Вас обманули.
    Отбой.

    Затрясся, ей-богу.
    Едва сдержался от крика.
    Ночь. Начало второго.
    В дверях почтальон, как пика.
    Кто он, тот почтальон?
    Вдруг под пилоткой – рожки?

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ?
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК?
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ?

    Страшно. Блеск зодиаков.
    Спазма горло сжимает.

    С крыш серебряных Краков
    упавшие звезды снимает.

    Ветер листья шевелит,
    мнет почтальон пилотку...
    А может быть, в самом деле
    заказывал днем пролетку?

    Может, в парк на гулянье?..
    Мысли чтоб прояснились?..
    Кучер уснул в ожиданье,
    во сне усы удлинились,
    и спящего зачаровали
    ветер, ночь и Бен-Али.

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ.

    2

        Allegro sostenuto

    С улицы Венеции к Суконному ряду
    Артур и Ронард – два моих брата –
    меня провожали под белые руки.
    Нужно сказать, мы не знали скуки.
    Месяц порою, кружась, снижался,
    к носу булыжник вдруг прижимался.

    Так и брели мы сквозь спящий Краков...

    3

        Allegretto

    Как мерцанье зодиаков,
    только порванное в клочья:
        НАБИВАНЬЕ ЧУЧЕЛ ночью,
        ночью ШВЕДСКИЕ КОРСЕТЫ,
        ночью спящие КЛОЗЕТЫ,
        ночь в КОНТОРЕ ПОГРЕБАЛЬНОЙ,
        ночью ХОР НАЦИОНАЛЬНЫЙ,
        ночью СЫР и ночью САХАР,
        ночью ДАМСКИЙ ПАРИКМАХЕР,
        ночью РЕЛЬСЫ, ночью ТРУПЫ,
        ночью СКЕТЧИ сборной ТРУППЫ,
        СТЕНОГРАФИЯ кошмаров
        с ночью СМЕШАННЫХ ТОВАРОВ,
        ночь ПОМНОЖЕННАЯ НА ТРИ,
        нечто в КУКОЛЬНОМ ТЕАТРЕ,
        ночь в КОСТЕЛЕ у оконца,
        словно кается точь-в-точь...

    Словом,
    верные знакомцы:
    вечный ветер, вечная ночь.

    4

        Allegro ma non troppo

    Добрался до дома, где трактир "У негров"
    (э-эх, жизни не жалко за этот дом!),
    как струны рояля, натянуты нервы,
    в горле какой-то холодный ком.
    Спящую площадь обшарил взглядом.
    О, ужас! Рядом с Суконным рядом:

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ.

    Все, как было в той телеграмме.
    Под башней Марьяцкой стою в пижаме,
    а конь, представьте, шевелит ушами!

    5

        Allegro cantabile 

    Грива белеет, и хвост белеет,
    ветер, запутавшись в них, звереет.

    Белые дрожки по тракту мчатся.
    Девушка в церковь мчится венчаться.

    Пар из ноздрей коня вылетает.
    Рядом с нею моряк восседает.

    Моряк – подонок – ведь всем известно:
    в каждом порту его ждет невеста.
    Пусть же за это он сгинет в море.
    Девушка после умрет от горя,
    от одиночества и печали...

    Только по смерти, как и вначале,
    сила любви – иль ее причуда –
    соединила их...
    Но покуда
    едет в коляске заговоренной
    с панной влюбленной моряк влюбленный
    к старой капелле в деревне бедной...

    И там, где Езус лицо склоняет,
    руки печальные соединяет
    ксёндз, похожий на месяц бледный.

    Ночь воет. Воркует нежная пара.
    Но на рассвете,
                                клубами пара,
    от желтой ограды, во мраке спавшей
    возле ворот, с которых свисают
    листья барокко и лист опавший,
    на веки вечные исчезают

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ.

    6

        Allegro furioso alla polacca

    А в извозчичьем трактире,
    в самом лучшем месте в мире,
    пар клубится облаками,
    и усы над котелками
    нависают с темной целью,
    словно жизнь над колыбелью,
    и в башку со всех сторон
    бьется вальс "Веселый слон".
    По тарелке стукнув ложкой,
    заявляет пан Оношко:
    – Да, машины торжествуют!
    Но покуда существуют
    в мире тракты и дорожки,
    фаэтоны, санки, дрожки,
    кони, седла, сбруя, дышло,
    небеса, поля и Висла –
    в городах больших и малых,
    даже в самых захудалых,
    будут, хоть невесть какие,
    пусть хоть самые плохие

        ЗАГОВОРЕННЫЕ ДРОЖКИ
        ЗАГОВОРЕННЫЙ ИЗВОЗЧИК
        ЗАГОВОРЕННЫЙ КОНЬ.