Перейти к содержимому

Мы согласны: пара слов о войне

Было бы проще отмолчаться. Значительно проще. Публикация своей точки зрения на эту тему непременно выбивает автора с ничейной полосы в сторону чьей-то передовой. Поэтому, примите как данность с первой строки: не нужно вписывать меня в ряды. Я там не был и уверен – не буду.

Теперь коротко очертим круг обсуждения. Согласно диктату интернет-сообщества, дОлжно рассуждать о том, кто первый начал и кому чего воздать. Если ожидаете подобных умозаключений – закрывайте страницу.

К сожалению, приходится признать, что русскоязычный интернет утратил последние черты элитарности. В него пришёл народ со всеми его мифами и легендами. Со всей сопутствующей необразованностью и дилетантизмом. Яркий пример: сетования на проигранную информационную войну. Мы то с вами понимаем, что проигрывают её те, кто никогда и не выигрывал: аудитория Леоньтьева не изменилась с тех времён, когда читала газету «Гудок социализма». Однако, по инерции пытаемся объяснить, убедить, открыть глаза. Коллеги, вы всё ещё не верите, что дураков вокруг так много? Понимаю вас. Мне самому не верилось.

Но, оставим в покое переживших лоботомию в момент зачатия. Мне важно говорить с теми, кто умён и равнодушен. Слава богу, вторых мало. Вкупе с первым качеством – едва ли рота наберётся. Остальных умных попрошу умело напустить на себя равнодушие. Заодно подготовьтесь к проклятиям. И поехали лет на 200 вперёд.

Собственно на войну потратим один абзац. Итак, о разнице между Осетиями знают лишь отдельные историки и археологи. Памятники героям конфликта на две трети развалились. Устояли лишь те, где строители не воровали цемент. Ордена и медали героев конфликта благодарные потомки в десятый раз продают на Кристи. В учебниках истории война Грузия – Осетия упоминается в том же объёме, что и война Россия – Чечня. В обоих случая толчком к коллективному убийству послужил некий спорный референдум. Часть граждан государства решила, что они этой частью быть не хотят. За это государство их наказало. По причине ведения войны в горной местности, действовать по живой силе противника было достаточно сложно. Поэтому утюжили оптом, в рассчёте на то, что отделившимся гражданам просто негде будет жить и они сбегут. Кто не сбежит – тот вымрет. На освободившуюся территорию заходят войска, за войсками тянется инфраструктура, а там и новых жителей нарожают. На всё про всё 100 – 150 лет.

Отличает эти войны лишь одна деталь: кремлёвские стратеги успели выдать российские паспорта всем южным осетинам, по упрощённой процедуре. Жителям Чечни грузинских паспортов не досталось. То есть – у России была какая никакая отмазка. Возможно, специально для будущих учебников, написанных специалистами «Единой России». Напомню, что мы с вами находимся в будущем – а точнее, в 2208 году. В российской армии служат 80 процентов мусульман. Учебники читают маргиналы. Война имеет статус государственной религии.

Вернёмся в современность.

Уважаемые мною люди говорят о возможном заговоре Америки против России. Друзья, ну давайте не будем опускаться до уровня Первого канала. Не следует искать шоу там, где его нет. Это в книжках и фильмах сыщики дедуктивные, генералы стратегические, а политики – дальновидные. В жизни подобные мифы – удел юношества. Всякие там Жоржи, Вовы и Миши обычные не вполне умные работяги (не пойдёт умный человек на такую работу в наше время). Они деньги зарабатывают, отставки боятся и на наркоте сидят. Наркотик называется – власть. Она парализует мозги почище морфина. Особенно в тех случаях, когда нет дискуссионного поля. В Штатах оно есть и на решения влияет. Поэтому и не лезут Штаты в нашу кухню – вид делают, не более того, с 9 до 18, кроме выходных. Дальше – извините, у нас вик-энд.

С нашими, гоношистыми, немного иначе. Споры и дискуссии особо на решения не влияют, приходится импровизировать. Внешне такой способ ведения политики ярко проявляется в работе пресс-служб. Официальные лица озвучивают то, что по дороге на войну слышали у подъезда, с утра. Плюс ещё по радио говорили, когда эсэмэски зачитывали. Президент сообщает «меня разбомбили», пресс-секретарь дополняет «никто его не бомбил». Уволить бы обоих, а кого брать?

Вот и пришли мы с вами к истокам войны.

Как могли позволить братья-грузины какому-то нездоровому человеку такое сотворить? – спрашивают мои собеседники?

Во-первых, друзья, они давали присягу и обязаны выполнять приказ. Иное – государственная измена.

Во-вторых, он у них – Президент. Вы в курсе, что они ему зарплату платят, чтобы он командовал? Вы за кого голосовали на выборах? За тех, кто обещал то, что делает сегодня.

В наших странах руководители отдают приказ начать боевые действия, не согласуя этот вопрос с парламентами, избирателями и даже с коллегами. Они отдают приказ убивать по их собственному желанию. Мы им дали такую возможность. Мы.

Грузины, русские, чечены, украинцы и ещё сотня национальностей остались, по сути, советскими гражданами. Мы согласны с тем, что во власти – самые негодные и никчёмные представители наших народов. Слыша фразу «ненасильственное неповиновение» мы вспоминаем шизиков-одиночек, с плакатами про ГУЛАГ на Лубянке. Как хорошо, что мы не такие. Мы вместе. Мы масса. Мы возвращаемся с войны искалеченными. Бухаем на могилах друзей и везде, где есть повод. Время от времени, впадая в немотивированную жестокость. Потому что, нас обманули.

Мы думали, что воюем за свободу. Оказалось – против.

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *