Перейти к содержимому

Первый Разбушлат — хроника Фестиваля

450 лет назад в этот день из пещер и дебрей Буддистана вышел пророк, провозгласивший что все в этом мире - фигня. У него разумеется нашлось множество последователей, большинство из которых и не слыхали об этом учении, а восприняли его от природы.
Михаил Успенский

В полдень прибыл в станицу Благовещенскую. Так называемая "бронь" в отеле оказалась недействительной. Точнее она была, но немного подорожала - в три раза ... Больше года я считался постоянным клиентом. Но это их мало волнует. Прощаемся.

На косе один экипаж. Встретились по наитию. Девушка пешим порядком искала в песчанных дюнах базовый лагерь. Прошла пару километров и увидела знакомый по Интернету автомобиль. После бессонной ночи её появление воспринимается как продолжение сна. Интересуюсь, почему не на колёсах. Оказывается, у них мало бензина.

Смотрю на часы - удалось подремать целый час. Прекрасно. Первая машина становится точкой установки базового лагеря. Теперь есть куда направлять участников. Еду в станицу искать жильё и душ для гостей. Нет ни того, ни другого. На всех базах стандартный ответ - на двое суток не селим, воды самим не хватает. Постепенно доходит вся масштабность разрухи. Даже в так называемых "люксах" нет кондиционеров. Чудом на окраине нахожу домик без окон, с четырьмя кроватями, но с искомым охладителем. Хозяева радушны. Предоплата 100 процентов. На вопрос "когда приедете?" ответить определённо не могу. Оставляю их в недоумении.

Через полчаса, на одной из баз, методом "лобовой атаки" достигаю договорённости на предмет "помывки" участников. Прайса нет, но догадываюсь, что можно не платить вообще. Лишь бы я отстал. Отдыхающие просят перенести фестиваль на центральный пляж - им хочется зрелищ. Мне хочется перенести их всех. На мыс Горн.

Возвращаюсь в базовый лагерь. Прибыли четыре экипажа, судя по всему будет с десяток машин. Это успокаивает. Телефон незаметно начинает работать в режиме "нон-стоп". Приветливые ребята на шлагбауме заворачивают всех прибывающих в дюны, зная что выехать оттуда к морю совсем непросто. Через пару часов количество заблудившихся настораживает. Добавляют интриги участники, приехавшие "на слух" - в сети они не бывают, карт не видели, мой телефон им кто-то сказал. При выезде на косу стараниями местных жителей появилось новое заграждение. Схема заезда усложняется. Прокатываю дюны в поисках удобного выезда на берег. Первый раз сажусь, проламывая засохшую корку тысячелетней трясины. Моментально вылетаю из машины, предчуствуя большие проблемы. Однако, ювелирная работа лопатой, песком и педалями вполне успешна. "Звонок другу" откладывается.

Первый Разбушлат - хроника Фестиваля Первый Разбушлат - хроника Фестиваля Первый Разбушлат - хроника Фестиваля Первый Разбушлат - хроника Фестиваля

Тем временем прибывает "Маркхот" в лице Сергея и Виталия на "боевом" УАЗе с катками на 38". Генератор и прочая электротехника едут во втором эшелоне, в машине Константина. Звоню, что бы узнать время прибытия. Он как раз выезжает из гаража, где пять минут назад УАЗу собрали двигатель после капремонта. Появляются сомнения в успешности его миссии. "Боевой" УАЗ уходит на установку трассы спринта. Сажусь второй раз, загнав Роки на господствующую высоту в качестве ориентира. Лопата не актуальна - гораздо быстрее отгребать песок руками. Через сорок минут Евгений на Ниве ставит крест на моих землеройных талантах, потянув Роки с тридцать первой попытки. Место раскопок позволяет спрятать от врага танковый батальон. Коса обрастает палатками. Природа проводит закат солнца. Впервые не успеваю взглянуть на эту акцию. Работаю автоответчиком - по главной, пять километров, справа море, увидите много машин ... Красочной деталью вспоминается следующий диалог:
- ехать в ста метрах от кромки воды.
- ага, понял. Слева или справа?...

"Маркхот" подозрительно долго возится с дистанцией. Надо бы их поторопить. Эта грациозная мысль подкрепляется сообщением о том, что "боевой" просит эвакуацию. Под руку попадает свежеприбывший Лёха с лебёдкой - двумя машинами выходим на спасработы. До застрявшего объекта около километра между дюн. Через пару часов пути въезжаем в ночь. Прелесть заболоченных хайвэйев открывается новыми гранями. На ровном месте УАЗ Алексея уходит "по это самое". Звонит Ростов. Они второй год ездят вокруг шлагбаумов в поисках фестиваля. Заканчиваются топливо, еда и деньги. Артур из "Медведя" двадцатый раз проходит по кольцу возле Батуми, не находя указателя "на фестиваль", и просит скинуть ему легенду проезда и регламент мероприятия. Эс'эм'эской. Приказываю немедленно заглушить двигатели. Всем!

Таак! Виталик сидит рядом, но никто не знает, как до него доехать. Ростовчане не сидят, но не знают, что делать. Все остальные пока на асфальте, их судьба меня не занимает. А вот наше продвижение вперёд может закончится каждую минуту. Слишком коварны здешние места. Гипотетически, через час можно потерять в болотах весь фестиваль. Вспоминаю стоимость полётной минуты "восьмёрки", умножаю на расстояние до анапского авиаотряда... Делить не на что. Всадить 38" - задача непростая. Но она выполнена - и, судя по накалу телефонных страстей, выполнена на совесть. Заворачиваю колонну назад - заходим на спасработы издали, но по гарантированной колее.

Через полчаса движения мобильные дебаты проясняют картину. Артур в ста километрах, с ним всё в порядке. Ростовчане подвержены одичанию и хотят гостеприимства. Виталий, пилот "боевого", слышит наши моторы в ночи. Или не наши... Из камышей в колею выходит человек. Ему нужна эвакуация. Он тоже едет на фестиваль. Отправляю УАЗ вперёд, к Виталию, с напоминанием о максимальной осторожности. Человек из камышей рассказывает, что его машина застряла в ста метрах. Чтобы подобраться к ней, делаю круг на пару километров. Выхожу на обычного недоприводного ИЖа. Он везёт человек десять плюс два кубометра шашлыка на крыше. Телефонные заклинания ростовчан прожигают совесть навылет. Забираю ижеводов с тюком и автомобилем на шлагбаум - туда, откуда они приехали в болото пару часов назад. Здравствуй, Ростов.

На исходной позиции три полноценных вездехода в активе, ИЖ в пассиве. Туда же добавляется десятка, которая тоже хочет в базовый лагерь. Снимаем её с дистанции за красивый пластиковый обвес и бросаем на стоянке. Народ распихиваем по машинам. Цепляю ИЖа и, в компании ростовчан, начинаем движение. Быстрее третьей пониженной здесь не поедешь. Есть время отдышаться. Впереди 5 километров песчаной колеи. В этот момент телефонные террористы сообщают о проблемах с УАЗом Алексея. Он в безнадёжной трясине. Лебедиться не за что. Виталий и Алексей по прежнему слышат моторы друг друга - что, безусловно, их обнадёживает. Но не меня. Поскольку оставшиеся в строю без лебёдок и в "стандарте". Колея, ИЖ на буксире, подавленые пассажиры - всё это располагает к философским сентенциям. Если бы не телефон... Костя на УАЗе в режиме обкатки второй час едет по косе. Без света, на аварийке. Лагеря нет, но есть пограничники и сопредельная территория. Вероятно, с Китаем. Он задаёт мне главный вопрос дня - куда? В ответ - а ты где? После паузы - не знаю! Приехали.

Экипаж ИЖа забыл на берегу болота домкрат, деньги, документы и кубометр еды. Сомнительное предложение "поискать" трансформируется в "а ладно завтра поищем" как раз в тот момент, когда "полосу" запрашивает Москва. Чётко, по спортивному, ребята говорят - дайте точку для джи'пи'эс. Быстро краснею. У меня нет точки. И этой штуки у меня тоже нет. Справа море, слева болота - всё. Странно, но это их совсем не удивляет. Слышу спокойное - хорошо, едем - и сразу понимаю - эти доедут сами. В базовом лагере тихая женская паника - "боевой" встал на ночёвку и пора с этим смириться, только как объяснить произошедшее женщине, приехавшей позагорать вместе с милым, дорогим, единственным? Из лагеря в бой рвётся ГАЗ 69 на "тракторах". Его приходится тормозить.

Прошу Виталия отправить к нам своего штурмана пешком - чтобы тот запомнил хотя бы направление. Оказывается штурман, Сергей, уже давно ушёл на поиски Лёхи, сидящего где-то рядом. Связываемся со вторым экипажем, терпящим бедствие - Серёга там и вполне чётко даёт ориентиры. На всякий случай решаем ждать от них проводника, которому надо пройти не более километра. Наверное...

внедорожный клуб Маркхот - Сергей

Беру со всех страшные клятвы "не сесть" и стартую на шлагбаум искать Костю. Поиски не успевают начаться, как мимо меня в ночи проносится "аварийка". Он. Догоняю и веду "на базу". Коса всё больше напоминает линию фронта. Воздух пронизан гулом моторов, хаотично мерцают зарева от "люстр", оставшиеся "в живых" чуствуют себя ущемлёнными и тоже хотят где-нибудь поучаствовать. Кто там хотел джиперского Казантипа?

По приезду в лагерь, Костя, переживший не одну сгоревшую лебёдку, флегматично предлагает забрать людей и ложиться спать, поскольку "...мудреней". Но ГАЗик рвётся в бой, тем более что от Алексея пришёл проводник. Заходим по "большому кругу", в объезд предательских болот, однако мне приходится свернуть навстречу московским гостям. Шестьдесят девятый уходит на "спасы" в одиночку. Мысленно прощаюсь и с ним. Звонит Артур и просит по телефону провести его через какую-то деревню. Без проблем, дружище, поехали - видишь там указатель? Нет? Значит, это не та деревня. Езжай назад.

Два московских экипажа встречаю в колее - им уже не до точек. Они хотят спать. Ехать из Ростова на фестиваль по асфальту показалось москвичам недопустимым чванством. Поэтому к нам они попали через Папайский перевал - по трассе "спорта", которую весной написали "Маркхоты". По лицам читаются трэки, расспросы ни к чему. Две отличных лебёдки уезжают "на базу" - однако, само их наличие немного успокаивает. Ухожу в предполагаемый квадрат спасработ. Следы расходятся веером, но временами на песчаннике читается "ёлочка" ГАЗика. Звонит Артур, который уже приехал и ждёт "проводки". Вижу фары двух машин.

И вот она - главная новость суток - "боевой" выходит на твёрдое, используя ГАЗ 69 в качестве "якоря". Тремя машинами, след в след, словно по минному полю, осторожно едем на поиски Алексея. Серёга проверяет дорогу ножками. Двадцать минут - и всё кончено. Мой штурман, дядя Вова, полуутвердительно спрашивает - а зачем нам фестиваль, когда всё уже случилось? Подожди, Володя, не спеши...

Договариваемся идти медленно, след в след, и больше не испытывать судьбу. Поэтому три автомобиля уносятся с безумной скоростью по узкой полосе песка в бесконечном болоте, а я удачно "всаживаю" Роки. Самоспасение нереально, экипаж окутывает печальное одиночество. Звонит Артур - он хочет куда-нибудь приехать в конце концов. Через маленькую вечность наше отсутствие замечено коллегами. Иногда они возвращаются...

Празднично украшенной колонной прибываем "на базу", планируем завтрашний день, с тоской отказываюсь от участия в банкете и выдвигаюсь в станицу. Провожу Артура на "девятке" в кемпинг, осматриваем имеющийся приют, в душевой встречаем лягушку. Руководитель внедорожного клуба, бизнесмен и просто хороший пилот остаётся доволен. Прощаемся до завтра. В 03.45 возвращаюсь в лагерь, ещё кого-то встретив по дороге. Марки машин не помню, людей не помню, помню что при движении в колее ярко светило что-то сзади и мешало спать. В лагере полный отбой, в шесть утра мне необходимо быть на новороссийской трассе, чтобы встретить людей, которые приедут на рейсовом автобусе. Понимаю, что заснув - могу не проснуться и выезжаю. Зная все окрестности как свои "пять", умудряюсь вместо трассы въехать в Анапу. Удивлённо рассматриваю знакомые вывески. Садится телефон. Прошу на заправке электричества, в знак благодарности заливаю полный бак. Становлюсь на первом попавшемся перекрёстке, понимаю что трубка не зарядилась, чудом успеваю отправить свои координаты. Половина шестого - обморок.

Там, в обмороке, ещё что-то происходило. Стучали в дверь люди, садились в машину и мы ехали на косу. Менялись сим-картами и трубками. Заряжали в кафе телефоны и пили кофе. Одинокая барменша, пьяная с вечера, пыталась меня совратить не отходя от кассового аппарата - вероятно, чтобы сразу выбить чек. Пришла странная колонна во главе с "Окой" в составе "шестёрки", УАЗа и полноприводного хэтчбэка "Тойота". Провёл в лагерь. Назначил брифинг. Поехал за гостями. Взял четырёх человек. Увлеклись шоппингом. У шлагбаума зацепил на буксир "девятку". По дороге попросили вытащить кого-то. Обещал вернуться. Через пять минут звонили с отменой и благодарили за что-то.

В лагере ждали брифинга, просили привезти безлошадных ростовчан из станицы, угощали сосисками и чаем. Пришла колонна из Краснодара. Запрашивал эвакуацию кто-то без трамблёра. Или кто-то рядом с ним, кого эвакуировал тот, который без него. Провёл брифинг. Сколько нас? Примерно тридцать машин!? Обнаружилась брошенная "восьмёрка" в камышах с "родной" наклейкой. Опросил экипажи на наличие интернета, отправил "тревогу" в Сеть. Отвёз людей в станицу. Забрал людей. Провёл колонну. Запросили эвакуацию. Поблагодарили. Дали ещё сосиску. И ещё чая. Поехал за фотографом. Искал сыр и кур. Вёз фотографическую женщину на девятом месяце. Ехал нежно. Стартовали спринт. Не удержался - участвовал. Звонит девушка - хочет на соревнования, идёт пешком из станицы. Не беспокойся - ведь ты же занят. Еду навстречу. Прошу прощения. Гружу сорок литров воды. Нахожу лампочку. Просил Костя. Покупаю еды - ещё кто-то просил. На всякий случай покупаю всё. Про запас. Заряжаюсь в кафе. Трубка. Шлагбаум. Претензии. Местные. Рукопожатие. Извини. За рулём нельзя. Кома.

Первый Разбушлат

 Там, в коме, мелькали видения. Где ты был, главный судья, он обиделся, это его жена, а где арбуз, у вас не найдётся бензина, это начальник ГИБДД, ты бы поел, по третьему кругу... "Субару" просит эвакуации. Где искать? Отбой, уже вытащили. Двести метров на пределе возможностей обездвиженную Ниву. Дальше она вдруг сама на задней передаче. Не подумали. За каким бесом перестартовка? Не стали. Ради чего споры? Не знаем. Ладно, проехали. Готовим брёвна. Ночь. Фары. Крики болельщиков. Костры. Невменяемый УАЗ. Бешенный "Рэнглер" идёт восемьдесят на грани переворота. Женщина с ребёнком, уйдите с трассы! Шесть километров назад на девятом месяце. Фотографу в следующий раз дать квадрик. "Девятка" без аккумулятора. Надо срочно ехать. Рвущиеся тросы. Артура в кемпинг. Дайте чаю. Куда аппаратуру? Бутылка пива. Час ночи. Или три. Обсуждение итогов. Нет сил допить. Жаль. Ладно.

В следующем году. Может быть...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *