Перейти к содержимому

О Высоцком, Шевчуке, Мамонове и не только…

Перечитывая эту статью, волей неволей задумываешься о том, когда же она утратит свою актуальность. По прошествии двух лет не утратила... Скорее, напротив. Цензура уже не вызывает удивления, слово "журналист" постепенно становится синонимом слова "смертник". Демократия уже не управляемая, а экспортная. И рок-н-ролл, пожалуй, скорее мёртв.

 

ВСЕ НЕ ТАК, РЕБЯТА... или ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА ПЕРВОМ?

Так уж получилось, что день рождения Владимира Высоцкого, отмеченный 25-го января, странным образом объединил между собой события, происходившие на прошлой неделе с двумя знаковыми фигурами отечественной рок-культуры, и неожиданно привел меня к размышлениям о том, что же происходит на нашем ТВ - в частности, на самом главном из наших телеканалов...

А началось все в клубе "Тень" на концерте ДДТ накануне памятной даты. Те, кто смог попасть в зал до начала концерта, несомненно, обратили внимание на то, что в качестве увертюры к выступлению Шевчука сотоварищи в клубе звучали песни Владимира Семеновича, чье творчество сыграло далеко не последнюю роль в судьбе лидера культовой отечественной рок-группы. И не случайно первую песню в программе Юрий посвятил именно ему - "всенародному Володе" и его грядущему дню рождения. "Цыганочка" Шевчука написана на мотив "Моей цыганской" Высоцкого спустя почти 40 лет. Острый, хлесткий, очень точный в своей актуальности и злободневности текст песни раскрывает весь ужас нынешней российской действительности - растущую бездуховность людей, цинизм и продажность "денежных мешков" с "рублевки", погрязших в воровстве и разврате, блестящий гламур, проникший во все сферы нашей жизни. Обращаясь к памяти своего учителя, Шевчук с болью произносит: "Нам Высоцкий как-то спел / Про кабаки да храмы - / Жаль, увидеть не успел / Нынешнего срама...".

Неслучайно именно эта песня была выбрана им для исполнения в финале ток-шоу Андрея Малахова "Пусть говорят" на Первом, куда музыкант отправился на следующий день вместе со своим другом Сергеем Говорухиным, режиссером-документалистом, военным корреспондентом, председателем правления благотворительного Фонда ветеранов и инвалидов вооруженных конфликтов немеждународного характера "Единство". Программа была посвящена премьерному показу на канале фильма "Живой" - одного из самых пронзительно-честных фильмов последнего времени. "Блестящий по режиссуре, точный по актерским попаданиям, резкий, неполиткорректный упрек нагламуренной реальности, под оболочкой которой "дыра в сердце", незаживающая рана, которую не залижешь, не залечишь", - такую характеристику дал этой картине известный кинокритик Петр Шепотинник.

К великому сожалению, тот разговор, который состоялся в студии, усилиями модного телеведущего чуть было не превратился в очередную светскую трескотню на тему, далекую от истинной сути фильма. Призраки, переселение душ, общение в мертвецами и прочая дребедень, о чем зашла речь в начале передачи, честно говоря, повергли в легкий шок тех, кто ждал глубокого разговора о серьезнейших проблемах молодых людей, вернувшихся с войны инвалидами - как физически, так и морально - и оказавшихся "чужими на этом празднике жизни". "Я пришел сюда по другому поводу. Я пришел поддержать этот замечательный фильм! - справедливо возмутился Юрий Шевчук. - Наконец-то у нас в стране сняли кино про жизнь, про живых людей! И там бегают не гламурные спецназовцы в чистых, новеньких костюмчиках с новенькими автоматиками, которые одной очередью убивают по 500 врагов. Тут настоящие ребята, которых я вижу каждый день, с которыми я дружу... Вот они сейчас посмотрят этот фильм, и, может, им на душе полегчает. Это правда, которая греет людей!"

Слава Богу, здравый разум участников дискуссии победил и позволил повернуть беседу в нужном направлении. Однако, как и следовало ожидать, наиболее острые слова Шевчука и Говорухина, не понаслышке знающих, что такое настоящая война, и как она может искалечить человека, были при монтаже грубо вырезаны. Впрочем, это же коснулось и остальных "неудобных выступлений"... И вдвойне обидно, что программа, съемка которой проходила как раз в день рождения великого барда, лишилась своего финала - той самой "Цыганочки", как нельзя лучше ставившей точку в этом честном и антипафосном разговоре, и, между прочим, исполнение которой было предварительно обговорено с руководством.

Что ж, зато гораздо более интересным, видимо, оказался показ в этот день все той же малаховской передачи на тему, какую из женщин больше любил Владимир Высоцкий в своей жизни - мне, например, было очень противно наблюдать это копание в личной жизни великого человека... Ну, а следующий вечер, начавшийся уже отредактированной программой о "Живом", был продолжен церемонией вручения 10-й премии "Своя колея", которая с каждым годом становится, мягко говоря, все более спорной - в первую очередь, благодаря участникам концертной части, конечно, а не лауреатам. Не хочется хаять и ругать всех выступавших (среди них были вполне достойные имена), тем более осуждать кого-либо за все происходившее в останкинской студии - вполне возможно, что все это делали искренне, без какой-либо корысти, и не ради пиара. Но мне почему-то кажется, что какие-то "рамки приличия" в подборе артистов все-таки должны соблюдаться. Ну, не может человек, чье творчество явно не дотягивает до уровня личности Высоцкого, исполнять произведения, в которые была вложена его душа и его боль, да еще аранжировав их по своему разумению! Должно же оставаться хоть что-то святое в нашей жизни!

Кстати, о святом... Одним из лауреатов "Своей колеи" в этом году стал Петр Николаевич Мамонов - за роль монаха в фильме "Остров", а если точнее, то "за идеальное сочетание разума и сердечности в актерском мастерстве, за безошибочный художественный вкус, за вклад в возрождение православной культуры России". Вряд ли можно сомневаться в справедливости этой награды, как и в законности присуждения самому фильму днем спустя аж шести "Золотых Орлов" - впервые в 5-летней истории премии Национальной академии кинематографических искусств и наук России. Однако, приветственная речь обладателя приза "за лучшую мужскую роль" Петра Мамонова в телеверсии церемонии на том же Первом была сильно урезана. Пришедшийся "здесь не к месту", по его собственным словам, актер и музыкант явно выделялся из толпы своим внешним видом, нисколько не соответствовавшим пафосу мероприятия - "вязаная кофта, джинсы и кроссовки". Ну, а его слова, скорее напоминавшие проповедь, многих сидящих в зале заставили почувствовать себя неловко: "А вы все играете, но эта ваша беспечная жизнь приведет к тому, что мы все будем учить китайский язык. Мой внук наверняка будет подсобным рабочим на нефтяной вышке, которой будет управлять китаец. Путин это должен решать? Путин - хлюпенький, он разведчик, что он может? Это мы должны что-то делать. Если так дальше дело пойдет, будем все на китайцев работать. А у них Бога нет, вот они нам и покажут... А мы каждый год убиваем четыре миллиона будущих суворовых и пушкиных. Девки, давайте рожайте! И мужики - к вам обращаюсь: хватит сидеть на порносайтах, пора делом заниматься!" Впрочем, широкая аудитория эти слова, записанные по памяти кем-то из журналистов, увидела лишь в печати - эфир "лучшего канала страны" не был запятнан крамольными речами "юродивого шута".

И вот теперь, осознавая все, что произошло всего лишь за несколько дней прошлой недели, невольно возникает вопрос: у нас наступают времена жесточайшей цензуры? Чем руководствуется в своих действиях руководство Первого канала - совестью или исключительно страхом и выгодой? "И куда, в какие дали, / На какой еще маршрут / Нас с тобою эти врали / По этапу поведут?" - спрашивал когда-то Владимир Семенович. Почему одной рукой раздаются премии рок-музыкантам, а другой - убивается та правда, которую они несут в своем творчестве? Сначала Президент Академии Российского телевидения Владимир Познер, председатель жюри премии "Триумф", радостно объявляет о вручении награды Юрию Шевчуку, а через три дня его коллеги по каналу "легким движением руки" не пускают в эфир песню... Да что там песню! Замечательный юбилейный концерт коллектива, посвященный 25-летию ДДТ, уже второй год не может найти места в сетке вещания "детища" Константина Эрнста и Ко. Петр Мамонов, своей ролью пробудивший совесть многих людей в нашей стране и заставивший задуматься о смысле их бытия, осыпан наградами с ног до головы - и при этом лишен права высказать свое мнение вне этой роли! Пожалуй, лучше всего эту ситуацию охарактеризовал сам Шевчук в песне "Ларек": "На мою свободу слова / Льют козлы свободу лжи..." Полная победа "двойных стандартов"!

Вспоминается один момент как раз из той программы о фильме "Живой", когда гость студии, простой полковой священник отец Михаил произнес: "У нас в России сейчас очень мало живых людей, а она только тогда будет иметь будущее, когда мы все будем живыми, когда мы будем больше делать, чем говорить". Честно говоря, в последнее время закрадывается сильное сомнение, что в душах тех, кто сейчас стоит у руля наших ведущих телеканалов (не только Первого), осталось хоть что-то живое, ибо то количество бездушной и мертвой "пластмассы", которым оказался заполнен эфир по их воле, вряд ли может радовать человека, по-настоящему любящего жизнь...

Автор статьи - Алёна Вислякова.

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.