Перейти к содержимому

Прощай, детка! Детка, прощай!

Просто жизнь. День за днём. И немного страшат зеркала.

А под утро грохочут часы, в новый бой провожая.

Ну, а к вечеру, жизнь достигает печального края.

  И граница меж веной и бритвой беспечно мала.

 

Ты меня достала. Ты первый человек, которого я вычеркнул из друзей в Бетаяре. С самого начала я относился к этим спискам фрэндов, как к игре. И подумать не мог, что придётся кого-то удалять. И вот, дожили... Поэтому, несколько слов напоследок. Итак, почему? Потому что ты напоминаешь мне о невесёлых моментах моей жизни.
 

Первой социальной группой женщин, которые бранились также площадно, как ты, в моей жизни были бичихи. Бичи и бичихи были на Крайнем Севере теми людьми, которые не поднимутся никогда. Нас, детей, больше пугали женщины - мужчины не были редкостью.

Второй группой стали коридорные - так называют сотрудников исправительно-трудовых учреждений, работающих надзирателями. Женщины-надзирательницы матерились больше мужчин, но были сердобольнее. Видимо от этого, быстрее спивались. Одну из них я встретил, спустя пять лет, в буфете якутского аэропорта. Она собирала со столов объедки.

Третья группа - московские проститутки, в компании с которыми мне пришлось провести вынужденные пару недель - то в роли психолога, то в роли охранника. Так как ты, ругались лишь две из них - землЯчки из какой-то орловско-рязанской губернии, обе - дочери кадровых офицеров. Остальные, их коллеги, пытались хотя бы выглядеть прилично.

Когда я вспоминаю этих изломанных жизнью женщин, мне становится тоскливо. Когда читаю твои нецензурные фейки - становится противно. Запомни - ненормативная лексика совершенно негармоничный бэкграунд для публикации женских истерик. И то и другое - текстуры одного цветового диапазона. Жёлтых от курения ногтей. Серых теней под блистающими лёгкой шизофренией глазами. Землистой кожи нервического оттенка. Я запомнил эти цвета ещё с тех пор, когда сотрудницы столичных офисов пытали меня рассказами о тупых начальницах и требовали новых стихов в ответ. Я читал им Виана, они любили меня за мой талант.

Мне казалось - они все вымерли. Казалось, пока в Бетаяре я не наткнулся на тебя. Мне скоро пятьдесят лет. Я плохо вижу растяжки и хожу гулять без миноискателя. Почему ты, вся такая замедленного действия, окопалась именно на моей ничейной полосе?! Почему, по прочтении этого текста тебе станет до странности легче, а мне - наоборот!? Почему ты пишешь мне маты, а я отвечаю тебе рассказом о любви?! ...

Прости, что обращаюсь к тебе на "ты". Пожалуй, это единственное, что доставляет мне лёгкое чувство дискомфорта. В остальном, экспромт настолько же удачен, насколько все вокруг тебя сволочи. Лишним подтверждением служит и то, что мне не приходится править этот текст. Обычно на исправления уходит в три раза больше жизни.

Закончим дружбу так.

Если бы ты была мужчиной, я бы сказал тебе - вешайся.  Но ты женщина, как бы не пыталась уверить меня в обратном. Поэтому, я говорю тебе - прощай. И помни - завтра будет хуже.

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *