Перейти к содержимому

Жаль, что идти придётся заново

Однажды немецкие товарищи задали ему десять вопросов. Причём, с особой изощрённой жестокостью. Спросили не о девушках. И даже не о мотоциклах. Тем более, не о снежных и водных досках. Спросили за политику: свобода слова, выборы, президенты и прочие унылые радости проигравшей буржуазии. Разумеется, ни слова бы они от него не услышали. Бы... Если бы речь зашла о предметах, его интересующих. Поскольку, у нас в крови, так сказать - немцам "ни гу-гу". Но, в данном случае, он посчитал правильным провести разъяснительную беседу с классово чуждым элементом. Потому что, советский диссидент - он и при Путине диссидент. То есть - добрый, отзывчивый и всегда придёт на помощь. Тем более, что не жалко. Таким мы его и запомнили!
 

1. Как, по Вашему мнению, обстоит дело со свободой прессы в Российской Федерации? Препятствуют ли государственные органы средствам массовой информации? Какие виды цензуры бросаются в глаза Вам? Испытали ли Вы сами конкретные препятствия в работе

Дело обстоит наихудшим образом с момента распада СССР. Единственный сегмент, где государство пока не может контролировать СМИ, это Интернет. Но, и в сети, ситуация может измениться, если Кремль привлечёт необходимые для этого ресурсы. 

Государственные органы всюду в России препятствуют средствам массовой информации. Однако, крайне редко делают это напрямую, оказывая давление на журналистов. Чаще госорганы прибегают к опосредованному влиянию, например, с помощью экономических санкций. Такое воздействие особенно распространено в провинции, в отношении небольших частных СМИ. Поскольку провинциальные власти менее эффективны вообще. А в вопросах контроля СМИ особенно. При этом, телеканалы, радиостанции и печатные издания федерального уровня, так или иначе, ранее, перешли под контроль государства. Поскольку Кремль в этой области действует гораздо эффективнее, чем власть на местах. 

Из всех видов цензуры больше всего бросается в глаза традиционная советская – самоцензура. Именно она, в данный момент, наиболее действенна. Журналистам в России за последние 6 лет исподволь внушили страх. В первую очередь, страх стать изгоем. Ведь, никто из бывших мастеров свободного слова не боялся и не боится быть убитым. Или осуждённым за преступление. Боятся безработицы, нищеты и связанных с ними унижений. Поэтому, подавляющее большинство журналистов, работающих в России, стали пропагандистами. 

Да, испытывал регулярно. Более того, и сейчас ощущаю угрозу. Как в свой адрес, так и в адрес моих близких. Поскольку, кроме выполнения журналистских обязанностей, более десяти лет являлся владельцем небольшой телекомпании районного уровня. В данный момент регулярно публикуюсь в электронных СМИ.

2. Как требование Запада о свободе печати воспринимается в Российской Федерации?

Населением – никак. Малой его частью – не более десяти процентов – воспринимается как уместное. В первую очередь, активная часть общества требует исключения государственного контроля на федеральных телевизионных каналах. Поскольку, именно телевидение в России является инструментом наиболее эффективного влияния на общественное мнение.

3. Как сегодняшнее положение средств массовой информации отличается от положения в советские времена и во времена Ельцина?

Сегодняшнее положение СМИ отличается от обоих периодов наличием Интернета. И его развитием, пока неподконтрольным государству в том, что касается контента. На этом отличия от советского периода заканчиваются. Разве что, власть сегодня стала действовать куда более изощрённо и результативно. Поэтому свободной прессы в офф-лайн не осталось. Что замечают совсем немногие.

Что же до эпохи Ельцина, то сегодняшнее положение отличается кардинально. Не являясь поклонником господина Ельцина и его команды, замечу – они строили демократию. Без должной стратегии и тактики. Но именно демократию. Соответственно, и свободная пресса в те времена существовала. Она находилась в зачаточном состоянии. По этой причине и не смогла сохранить завоёванный «плацдарм». И, в конечном счёте, проиграла противостояние команде господина Путина. Скажу больше – мы, журналисты, не смогли защитить свою страну и свой народ. Мы не успели научиться этому при Ельцине.

4. Кем, по Вашему мнению, считают себя российские журналисты: поставщиками объективной информации или кем-то ещё?

Большинство - поставщиками объективной информации. Ведь, только те, кто мог смириться с нынешним положением вещей, остались в профессии и на «тёплых» местах. Они, разумеется, верят в себя. Хотя бы публично. Иначе нельзя. Циничное и умное
меньшинство знают цену и себе и своей работе. Однако, им тоже нужен доход. Они вообще не задаются вопросом – кем себя считать. И первые, и вторые не являются журналистами, в том смысле, как это принято в развитых странах.

Особо редкие экземпляры осознают гибельность происходящих процессов для всей России и делают то, что называется журналистикой. Предположу, что последние также мало задумываются о том, кем себя считать. Говорю так, исходя из собственного опыта.

5. Какие виды государственной цензуры в средствах массовой информации Вы считаете легитимными? Почему?

Никакие. Потому что, есть веками испытанный и совершенный инструмент управления журналистом – его читатель, слушатель, зритель. Другого не дано.

6. Какие политические и экономические интересы государства связаны с цензурой? Каково экономическое положение средств массовой информаци?

Политические интересы – удержание власти. Экономические интересы – усиление контроля в стратегически важных областях экономики. Второе наиболее важно, поскольку, при должном подходе, позволит управлять любой властью в стране.  В принципе, эта схема уже реализована. Теоретически, сегодня ушедший в отставку Президент, уже завтра вполне может обвалить страну в дефолт. Вместе со своей командой, разумеется. Одним из наставников нашего Президента, на этом пути, являлся господин Берлускони. Однако, наш продвинулся значительно дальше.

Экономическое положение СМИ в России стабильное. Все они содержатся, так или иначе, за счёт государства. Остальные, частные, существуют в надежде на 2008-ой год. Государство относится к ним спокойно, имея возможность в любое время приостановить их деятельность с помощью различных контролирующих органов.

Ситуация внешне стабильная. Но, только внешне. Рано или поздно рынок государственных СМИ исчезнет. 
Так как его просто не может быть.

7. Как Вы оцениваете интерес людей к политическим новостям? Какие средства массовой информации пользуются самым большим доверием и популярностью?

Интерес предельно низкий. Что позволяет лишний раз убедиться в мастерстве кремлёвских технологов. Из новостей и схожего продукта, наибольшими доверием и популярностью пользуются программы федеральных телеканалов – «Первого», «России» и НТВ. Все они на сто процентов контролируются государством.

8. Как Вы оцениваете репортажи в СМИ о Чеченской войне? Какие ограничения журналистской
деятельности Вы считаете неуместными?

Это, скажем так, уже история. Репортажи о Чеченской войне были до прихода к власти господина Путина. Затем, вместо них, стали передавать два вида новостей из Чечни. Первый – о восстановлении, мирной жизни и прочих позитивных моментах. Второй – об уничтожении очередного международного террориста.

Ограничения неуместны все. Журналистика – профессия людей с высоким уровнем самосознания и самоконтроля. СМИ, которое будет держать на работе специалистов иного класса, быстро прогорит. В рыночных условиях. Поэтому, хороший журналист ограничит себя сам. Причём, раньше, чем это сделает общество.

9. Как Вы восприняли освещение предвыборной борьбы в 2000 и 2004 гг. печатными и электронными СМИ?  Всем ли кандидатам и партиям было предоставлено достаточное место в СМИ? Чего Вы ожидаете в этой связи от предстоящей кампании по выборам президента?

В 2000 году выборов не было в том смысле, что не была представлена сама возможность выбора. Соответственно, и освещение борьбы получилось весьма полярным. Одни говорили, что так нельзя. Другие утверждали обратное. Да, собственно, и борьбы не было.

Тем временем, уже на рубеже 2003 – 2004 годов власть смогла уничтожить институт свободного волеизъявления. И освещение кампании 2004 года свелось к пропаганде. Население страны, с помощью СМИ, обманывали. Оппозиция, практически без помощи российских СМИ, пыталась этот обман раскрыть. И потерпела поражение.

Выборов 2004 года не было. Была слаженная работа всех уровней власти. И большая мистификация с помощью Центральной Избирательной Комиссии.

В этой связи от предстоящей кампании по выборам Президента не стоит ждать чего-то нового. Механизм отработан и действует без осечек. Выборы пройдут в кабинете Президента.

10. Ожидаете ли Вы новых ограничений деятельности средств массовой информации в ближайшие годы? Если да, какими средствами эти ограничения будут проводиться? Как могла бы развиваться ситуация при новом президенте?

Новых ограничений стоит ждать в Интернете. Именно там сейчас начинается борьба с инакомыслием. В первую
очередь, с помощью экономических рычагов. Параллельно государство будет увеличивать долю своего присутствия в спутниковом вещании на русском языке. В обоих медийных пространствах будет ускорена скупка уже действующих активов. Так быстрее, чем создавать свои. В качестве примера можно привести спутниковый канал «Евроньюс», одним из совладельцев которого является «Российское Телевидение». Кроме перечисленного, к введению ограничений будут привлекаться известные брэнды. Такие действия всегда можно объяснить борьбой с, изобретённым господином Путиным, международным терроризмом . В качестве примера приведу ситуацию с компанией «Yahoo» в Китае. Она отлично проецируется на нынешнюю Россию. Ну и не следует забывать о продажности известных и, часто, авторитетных людей. Полагаю, пример бывшего канцлера Германии здесь так же уместен. Их поддержка позволит оправдать любые покупки медийных активов за рубежом. Таким образом, можно предположить, что развития цензуры в «чистом виде» не будет. Инструменты контроля становятся более современны и технологичны.

При новом президенте ситуация должна оставаться прежней. Мы, живущие здесь, отчётливо понимаем, что маятник не должен качнуться. Иначе ситуация взорвётся. Ещё лучше это понимают в Кремле. Поскольку, именно там построена сегодняшняя «империя лжи». Но – время нельзя остановить. И, кроме свободы, другого выбора нет. Поэтому, рано или поздно, мы продолжим свой путь к демократии. Жаль, что идти придётся заново.

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.