Перейти к содержимому

Мы одной крови

Однажды мы с Крузом приехали в краснодарский Тойота-центр. Этот был необычный для нас шаг, продиктованный суровой необходимостью. Мне требовалось узнать, сможет ли авторизованный сервис отрегулировать клапана Санты и на каких условиях.
Напоследок, перед визитом, мы заехали к брателло Токайдзину. Токайдзин сказал - знаешь, брат, это очень пафосное место - и соорудил на лице соответствующее выражение. Краткий анализ этого мимического комментария не внушал оптимизма. Однако, решимости не убавилось. В соответствии с маршрутом, для финальной части дистанции использовался трек дуэта Агутин - Пресняков. Таким образом, под мелодичную хоровую припевку про аэропорты и города, мы прибыли к дверям Тойота-центра. Рядом взлетали и садились самолёты, лёгкая осенняя дымка укрывала город и всё было хорошо. 


 

Я заглушил двигатель и заметил, как за сияющими стёклами съёжились лакированные лимузины. Что не вызывало удивления. Санта Круз не выглядел дружелюбным семейным седаном. Он вообще не выглядел ...

Тем более, что в его недрах только что образовался водопад из тосола, который прекратился через минуту. Потому что всё вылилось. Приехать в гости к богатым родственникам и сделать демонстративную лужу на пороге - разумеется, не признак хорошего воспитания. А как быть, если лопается патрубок системы охлаждения? Прикажете терпеть? С какой это стати! Родственники должны мириться с недостатками близких. Одной крови, как никак.

Через пару минут выяснилось, как далеки они все от народа. Купание в роскоши всегда толкает личность к некоторой деградации. Согласно традициям, укоренившимся в этом фамильном склепе, Санта Крузу следовало ожидать доставки необходимого патрубка из Москвы, затем стоять в очереди не менее четырёх дней и только после этого заехать в бокс на операцию.

- Ах да, ещё нужно на мойку, потому что он грязный, а грязные машины мы в бокс не загоняем, у нас там чисто.
- Знаете, это он как раз чистый. Я его два месяца назад мыл.
- ?

До конца рабочего дня оставалось менее двух часов. У них не было выхода. И мы с Сантой это знали. Оставляя нас в таком виде, с лужей между ног, у парадного входа, они могли распродавать имущество и объявлять о банкротстве. Мы являли собой незыблемый памятник врождённому недержанию. Мы были невозмутимыми индейцами, поставившими вигвам на лужайке у Белого Дома. Мы олицетворяли завтрашнее падение акций концерна "Тойота" на токийской бирже. Главный начальник сказал - ждите - и его голос был полон родственной теплоты. Наш энурез стал их проблемой.
 
Через пару минут из здания вышли пять человек в униформе. И это сразу меня насторожило. Вероятно, от нас решили избавиться самым простым способом - убив, расчленив и растворив нашу плоть в кислоте. Как обычно, вся жизнь промелькнула перед глазами. Однако, мне предложили сесть за руль и, в торжественной тишине, Санта Круз поплыл в направлении боксов. Пожалуй, это был один из самых триумфальных маршрутов в моей жизни. По дороге я предложил ребятам из ремзоны протолкать нас через автоматическую мойку. К сожалению, этот дружеский порыв не нашёл отклика в их очерствевших сердцах. В этот момент я понял - в мире капитализма нет места счастливым сотрудникам, купающимся в брызгах пены автошампуня, посвеченных лучами заходящего солнца за счёт работодателя.

За этими размышлениями мы бесшумно приблизились к воротам в бокс. Внутри автоцентра, у стеклянных стен, выстроились покупатели лимузинов в спортивных костюмах на пенсии, а также их дочки, внучки и другие небесные создания старшего школьного возраста. Все они провожали нас такими взглядами!... Особенно внучки.

- Знаешь Санта, пожалуй, ты сейчас популярней Мадонны - сказал я и за нами закрылись огромные стальные ворота. В полумраке виднелись десятки обездвиженных автомобилей. В воздухе отчётливо различался запах кислоты. Шансов не осталось. Эти белые нас снова перехитрили.

- Пожалуйста, откройте багажник - попросил излучающий ответственность человек в костюме Тони Блэра.
- Только за деньги - ответил я и добавил - шутка.

Его глазам предстали: грязные кроссовки, прожжённый полярный спальник, ящик с бич-пакетами и тушёнкой, котелки, топор и один тёмно-синий носок, без дыр, под цвет автомобиля. Судя по выражению ответственного лица, его обладатель находился в некотором аналитическом затруднении.

- Надеюсь, вашему персоналу можно доверять? - поинтересовался я максимально многозначительно. Вместо ответа меня попросили пройти в зал для посетителей. И Санта остался один.

В помещении, куда меня перевели через потайную дверь, скрытую за холстом с нарисованным очагом, находились: красивая мебель, евроремонт и персонал. Персонал состоял из двух девушек и других специалистов. Тактико-технические характеристики девушек были скрыты: в нижней части глухими панелями длинного стола, в верхней части - компьютерными мониторами. Столь умелая маскировка на местности не располагала к групповому веселью. Поболтав с другими специалистами, я выяснил, что на мониторе, который висит на стене, не покажут мой автомобиль, а покажут только рекламу. А чтобы увидеть Санту, надо пойти в кафе, где есть другие мониторы. Таким образом, задав ещё двести лаконичных вопросов терпеливым парням в белых рубашках, я вознамерился отправиться в увеселительную зону. Но тут вышла Она.

Её не скрывали мониторы и столы. Она не стеснялась своей красоты. И вся её тазобедренная походка наглядно свидетельствовала о том, что здесь можно работать и без премиальных. Как-то случайно вспомнилось, что именно сегодня открывается сезон охоты. Я сделал стойку. Она аккуратно обошла меня вместе с моим обаянием и начала уточнять некоторые позиции в каталоге продукции "Лексус" с человеком за моей спиной, у которого никакого обаяния не было и в помине. От огорчения у меня заболела шея. Вернув голову в положение "до открытия сезона охоты", я заметил групповую улыбку приёмного персонала.

- А если вы мне машину сделаете, а у меня денег нет, что тогда? - с максимальной враждебностью спросил я.
- Машину не отдадим - коротко ответили они в терцию.

Жизнь несправедлива вообще, а в отношении гениев - в особенности. Так рассуждал я, сидя в баре за чашечкой кофе стоимостью в пятьдесят рублей. Отдаваясь печали, разум невольно перешёл к ещё более нерадостным мыслям. Так называемый "нормочас" у них стоит 1200 рублей, плюс стоимость конкретной операции, умножаем на стоимость толкания впятером и добавляем наценку за то, что они считают "грязным". Чёрт, всё-таки надо возить с собой хотя бы пассатижи. Там ведь работы на полчаса. С другой стороны, здесь почти всё хорошо. Только девушек без олигархов мало. А те, кто есть, на работе. Опять же, ты ведь не поедешь ремонтировать Санту в автосервис при женской колонии города Наро-Фоминска. Хотя... Как вариант... Сколько туда километров, надо бы узнать.

На мониторе не показывали моего Круза. Бедолагу поставили так, что ни с какой точки камеры его не брали. Точнее, место, на котором он был оставлен, транслировалось, но Санты там не было. Вспомнился запах кислоты и огромные стальные ворота. Вся жизнь промелькнула ...

Зародившееся беспокойство прервал сотрудник центра, пригласивший меня забрать машину. Оказалось, что автомобиль уже выставлен на улицу и околпачен. То есть, на крышу ему прилеплен на магните озорной колпачок с номером. Выглядело это так, как будто Валуев вышел на ринг в костюме зайчика.

- С вас триста шестьдесят рублей - сказал сотрудник центра.
- И всё?
- Да. Всего доброго.

Подведём итог. Что хорошо? Что можно без очереди, что не надо ждать запчастей и необязательно ехать через мойку. К тому же совсем недорого.

Что плохо? Что запись на обслуживание как минимум за четыре дня. Если нет запчасти в наличии, то надо ждать поставки. И обязательно мыть машину перед постановкой в бокс. К тому же всё ужасно дорого.

Самое печальное, что мне не удалось побеситься в детском уголке с кубиками из пороллона и пострелять из водяного пистолета. Потому что, во-первых, все там заняты и не с кем. А во-вторых, это неуместно, так как заведение серьёзное. И ещё они нам не отдали этот весёлый колпачок с номером. Даже за деньги. Сказали - нельзя. Они  не знают, что клиентам не следует говорить "нельзя".

p.s. Возвращаясь к нашим клапанам, следует процитировать высказывание ответственного лица из числа сотрудников центра. Дословно оно прозвучало так: "...я бы не советовал вам делать это у нас...".

Менее ответственный сотрудник позднее сказал проще и яснее: "...весь этот центр заточен только под замену масла...".

p.p.s. Спустя три дня позвонила сотрудница центра. Интересовалась, насколько хорошо мне было с ними. Точнее, у них. Я искренне ответил - удивительно хорошо. Она пригласила приезжать ещё. И, кажется, мне пришлось солгать в ответ. Белые и мы - одной крови. Но мы разные.
 

Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *