Перейти к содержимому

Пишем — будь он проклят

Этот безумный безумный мир...
Летописцы мои, приготовились, начали, пишем.
Упаси вас Господь исказить хоть единую фразу.
Пишем с красной строки: В мае, в пору цветения вишен,
Во дворце собрались летописцы, согласно указу.

Император отвел им, согласно их званью покои,
И сказал им, собравшимся вечером в сводчатом зале:
Мир дозрел до того, чтобы быть переписанным мною,
Из-за этого, собственно, всех вас сюда и позвали.

Вам дадут, сколько нужно, чернил и очиненных перьев.
Вы получите доступ к хранилищам библиотеки.
Пишем с красной строки: В мае, в пору цветенья деревьев,
Император велел, чтобы мир изменился навеки.

Вы должны отыскать на пергаментах и в манускриптах
Имена всех достойных - неважно, ученый ли, слесарь:
От седых пирамид, возведенных царями Египта,
И до нынешних дней, коим я - повелитель и Кесарь.

Так что - ищем. Гранитные глыбы и зыбкие тени.
Не дай бог, пропустить хоть кого-нибудь, даже невольно!
Пишем с красной строки: В мае, в пору цветенья сирени,
Император велел зачеркнуть имена всех достойных.

Чтобы духу их не было в памяти этого мира!
Мир нельзя изменить - значит, действовать нужно хитрее.
Значит - в щепки стило, пусть оглохнет стозвонная лира
И дымятся костры для Коперников и Галилеев!

Вот такая у вас, летописцы, сегодня работа.
Да! За дверью - палач. Он на службе. Вы слышите вопли?
Пишем с красной строки: В мае, в пору цветенья чего-то,
Я сумел изменить этот мир. Навсегда. Будь он проклят.

Этот безумный безумный мир
Опубликовано Рубрики Без рубрики

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *